Сколько платят донорам спермы: как сдать сперму за деньги и сколько платят донорам

Содержание

Сколько получают доноры спермы и кто может ими стать

Деньги лишними не бывают ― это знает каждый. Но где взять хотя бы несколько дополнительных тысяч в месяц, не обременяя себя тремя работами или поездками «на клубнику» в Польшу?

В новом спецпроекте «Заработать на себе» рассказываем, как с помощью собственного тела увеличить доход. Кровь, сперма, волосы, вынашивание детей ― какие части тела или его возможности самые прибыльные? На чем можно заработать, не особенно напрягаясь, а в каком случае придется рискнуть здоровьем? Сколько платят за наши биоматериалы и где их принимают?

В первом выпуске спецпроекта рассказываем о чисто мужском доходе ― заработке на сперме.

От кого рожать

Тему донорства спермы для первого выпуска рубрики я выбрала не случайно. Мне 23, и не то, что мужа, достойного парня у меня нет даже на примете. И хотя думать о материнстве мне, честно говоря, еще рано, страх остаться одной присутствует. Что, если я не встречу своего человека, когда уже буду готова к детям? Или, допустим, любимый окажется бесплодным, как недавно случилось у моей подруги. Искать нового мужа — не вариант, усыновление — возможно, но хочется свое, родное. А жизнь без детей я даже не рассматриваю.  

Благодаря донорской сперме отца своего будущего ребенка можно выбрать с такой же легкостью, как продукты в супермаркете.

Решение ― донорство спермы ― подсказал гугл. Благодаря этой процедуре отца своего будущего ребенка можно выбрать с такой же легкостью, как продукты в супермаркете. Кого предпочитаете? Голубоглазый блондин, кареглазый брюнет, высокий, низкий, лысый или волосатый… А может, хотите экзотики? Без заморочек с построением отношений, без разочарований и изнурительных поисков нового претендента. Вам даже не обязательно знакомиться: считайте провели ночь с незнакомцем, только тут ни ночи, ни секса, ни рисков. Простая выгода: он вам сперму — вы себе ребенка.

Кто может стать донором

В Украине донорство спермы не так распространено, как на Западе, где существуют даже профессиональные доноры. Но найти биологического отца для будущего ребенка не составит труда и в нашей стране. В одном только Киеве работает около 20 специализированных репродуктивных центров со своими спермобанками. В один из них ― Институт репродуктивной медицины (ИРМ ― прим. ред.) ― я отправилась, чтобы узнать все «подводные камни» этой сферы.

В клинике мои иллюзии насчет доступности и легкости этого мужского заработка быстро рассеяли. Оказывается, существуют определенные критерии для потенциальных доноров спермы, а сам процесс отбора подходящих мужчин напомнил мне настоящий кастинг. С одной стороны любой может заявится с желанием стать донором спермы, но с другой: пройти отбор в клинике ― задача не из легких, и одного только желания здесь недостаточно.

Существуют определенные критерии для потенциальных доноров спермы, а сам процесс отбора подходящих мужчин напоминает настоящий кастинг.

Первый этап ― наличие ребенка ― подразумевает пригодную для оплодотворения сперму. При этом, ребенок обязательно должен быть здоров. Есть дети ― проходишь на второй уровень, где оценивают фенотип, то есть, внешние данные. Красоту мужчины в клинике определяют по правильности черт лица. Дальше смотрят на возраст ― не старше 40 лет, группу крови, отсутствие генетических мутаций, инфекционных и венерических заболеваний. К слову, всех потенциальных доноров тщательно обследуют на предмет каких-либо болезней. И такой всесторонний медосмотр ― неплохой мотиватор для мужчин, поскольку делают его бесплатно.

И даже после всех обследований, которые подтверждают здоровье потенциального донора, использовать его сперму не спешат. Она отправляется на карантин ― в заморозку в жидком азоте при температуре -196°C

«Если сперму заморозили, ей нужно еще полежать в карантине полгода. Инкубационный период некоторых заболеваний, в том числе и гепатита С, занимает шесть месяцев. Поэтому спустя это время мы перепроверяем сперму, и если никаких заболеваний не выявлено, используем ее», ― рассказывает Антон Куценко, главврач Института репродуктивной медицины.

Все эти критерии отбора прописаны в единственном документе, регулирующем эту сферу на государственном уровне, — указе Минздрава от 2013 года. При этом, как бы это странно не звучало, во многих клиниках есть и дополнительные требования к донорам ― например, высшее или средне-специальное образование. 

Цена на сперму не фиксированная, каждая клиника может предложить свою сумму. 

Сколько платят донорам

Цена на сперму не фиксированная, каждая клиника может предложить свою сумму. Но крайне редко она превышает 300 грн за сдачу. В Институте репродуктивной медицины за одну «порцию» спермы ― в среднем, это 2,5-3 мл ― платят от 250 грн, хотя бывают и исключения.

«Есть доноры ― красавцы, с двумя высшими образованиями. Приходят и прямо говорят, что хотят чуть больше [денег]. А если есть желающие, почему бы и нет? В принципе, суммы обсуждаемы, но они, конечно, должны быть в пределах разумного», ― говорит Антон Куценко.

В Институте репродуктивной медицины деньги донорам спермы платят сразу, так что ждать полгода в раздумьях, подошел ли биоматериал, мужчине не придется. В случае обнаружения каких-либо проблем деньги назад, естественно, никто не потребует. Зато предложат лечение. Но есть и такие центры, где оплата за «старания» происходит уже после периода карантина, когда становится ясно, что сперма подходит по всем параметрам. 

Сперма пригодна для оплодотворения, если сдавать ее один-два раза в неделю. 

Сперма пригодна для оплодотворения, если сдавать ее один-два раза в неделю. Никакого вреда для здоровья нет ― ни гормонов, ни стресса. Сел в комнате, получил удовольствие и, вуаля, ― +- 250 гривен за одну «порцию», а может и дополнительных тысяча-две гривен в месяц (а у кого-то и того больше).

«Мы даже как-то провели эксперимент: две недели мужчина приходил и ежедневно «сдавался». Обьем эякулянта постепенно уменьшался, но концентрация сперматозоидов в нем оставалась прежней. А значит сперма была в норме», ― рассказали в клинике.

Сколько платит женщина

Несмотря на такой легкий, безвредный и даже приятный заработок, доноров в Украине мало ― всего около двух тысяч мужчин на всю страну, говорят в Институте репродуктивной медицины. Все потому, что в них нет большой необходимости ― спрос, как говорится, рождает предложение.

Репродуктивные технологии и методы лечения достигли того, что иногда даже самые, на первый взгляд, критические случаи можно исправить. Сейчас мужчина даже с самыми плохими показателями может зачать генетически родного ребенка. И сделать это можно разными способами: от гормональных стимуляций до извлечения сперматозидов прямо… оттуда. Поэтому клиники все реже прибегают к сперме донора.

«Если все совсем печально ― у мужчины есть генетическая аномалия, или его сперматозоиды не развиваются, тогда, к сожалению, прибегаем к сперме донора. Но таких случаев все меньше и меньше, а значит, и потребность в донорской сперме снижается», ― делится Антон Куценко.  

«Стараниями» донора в клинике могут воспользоваться не только те женщины, чей партнер бесплоден, но и те, у кого партнера нет. 

«Стараниями» донора в клинике могут воспользоваться не только те женщины, чей партнер бесплоден, но и те, у кого партнера нет. Отсутствие штампа в паспорте ― вполне достаточное доказательство вашего одиночества и безуспешных попыток найти отца будущего чада.

Будь вам 20 или 40 лет, если ваш организм готов, жестких ограничений нет. Главное ― не иметь противопоказаний для беременности.

Фактически вам могут предложить два способа оплодотворения в зависимости от возраста и возможных заболеваний. Первый ― инсеминация ― введение в матку спермы донора, в Институте репродуктивной медицины стоит 12 тысяч грн. Второй ― ЭКО, когда каждую яйцеклетку оплодотворяют сперматозоидами вне тела женщины. Эта процедура в ИРМ обойдется уже в 50 тысяч грн.

Стоимость обеих процедур формируется исходя из «запущенности» здоровья ― чем оно хуже, тем сложнее будет программа оплодотворения. Цена самой спермы в Институте репродуктивной медицины ― 4,5 тысячи. В других клиниках ― свои прайсы. Например, в Медицинском Центре ADONIS доза спермы стоит 3,5 тысячи грн, а в медцентре «Мати та дитина» ― более 6 тысяч грн. 

Решая забеременеть от донора спермы, а не конкретного мужчины, вы можете выбрать практически любые внешние характеристики «будущего отца»

К слову, решая забеременеть от донора спермы, а не конкретного мужчины, вы можете выбрать практически любые внешние характеристики «будущего отца», его возраст и группу крови. Некоторым пациенткам, говорят в Институте репродуктивной медицины, важно знать даже хобби или знак зодиака мужчины. Не удивляйтесь ― в каталогах доноров в клиниках есть и такая информация. Каждый центр оставляет за собой право вносить в базу то, что считает нужным. Мне эти каталоги, конечно, не показали ― врачи не имеют права разглашать личную информацию доноров. Все эти данные в клиниках собирают, чтобы женщина или пара могла подобрать донора, максимально подходящего под свои требования. При этом донор остается анонимным, и даже его имени женщина никогда не узнает.

Как бы там ни было, в ИРМ меня заверили, что одиноких женщин, желающих забеременеть с помощью донорской спермы, немного. Чаще к этому способу прибегают пары, где у партнера нет сперматозоидов. И тут на помощь приходят не только анонимные доноры, но и близкие.

«Был случай, когда отец сдал сперму, чтобы жена его сына забеременела. И потом на одном семейном празднике отец сказал: «Я тебе дом построил, еще и ребенка сделал». Они с сыном до сих пор не разговаривают», ― говорит Антон Куценко.

По мнению врача, такие случаи хоть и бывают, но они неправильны с этической стороны.

На личных сайтах частных доноров можно оставить заявку или связаться с ними по телефону, а в перспективе и встретиться с глазу на глаз. 

А как обстоят дела с частными донорами

Как ни странно, но в интернете я наткнулась не только на профильные клиники со своими спермобанками, но и на частных доноров спермы ― таких в интернете полно. И они на удивление зарабатывать на своей сперме не стремятся. Во всяком случае, так говорят.

На личных сайтах частных доноров можно оставить заявку или связаться с ними по телефону, а в перспективе и встретиться с глазу на глаз. Что, несомненно, огромный плюс! В отличие от банков спермы, где анонимность превыше всего, в случае с частным донором все иначе. Вы можете узнать, как выглядит человек, как он общается, можете расспросить о его семье, работе, хобби, привычках, понять характер и темперамент. Более того, если захотите, он даже может участвовать в воспитании будущего чада. По крайней мере, я нашла именно такого.

«Буду общаться с ребенком, чтобы он знал меня как отца и поддерживать его в дальнейшем, если захотите. На ребенка, конечно же, не претендую», ― говорит в частном разговоре мне Донор Х. 

Сообщение с тем же смыслом нахожу и у ряда других мужчин, «торгующих» своим биоматериалом. Многие из этих доноров предлагают, если понадобится, за свой счет приехать в другой город, оплатить анализы, а некоторые даже готовы поддержать материально. И, естественно, все безвозмездно. Такой альтруизм вызывает много вопросов. Зачем это нужно мужчинам? 

Если захотите, частный донор даже может участвовать в воспитании будущего чада. 

По словам того же Донора Х, его основной мотив ― оставить после себя как можно больше красивых, умных и здоровых деток (сколько уже оставил, не сообщил). Он, как и другие частные доноры, «жертвует» свою сперму бесплатно.

И на этом моменте можно было бы расплыться в умилении, но этот безвозмездный мотив, как заученная формулировка оператора call-центра, звучит от всех частных доноров. И я, честно говоря, отношусь к нему скептически. Женщине ведь все равно придется выложить кругленькую сумму за саму программу оплодотворения. Но есть и такие частные доноры, которые предлагают все оплатить сами. А зачем здоровому, обеспеченному мужчине обременять себя обязанностями перед незнакомкой, если можно просто пойти в репродуктивный центр и сдать сперму?

«В клиниках я не буду знать, кто воспользуется моей спермой. А я хочу быть уверенным, что ребенок будет красивым и здоровым. Для этого мне нужно понимать, кто его мать. Я могу отказать в помощи, если женщина кажется мне неподходящей», ― ответил мне Донор Х.

Оформить документы в медицинских учреждениях проще, чем с частным донором. 

Закон не регулирует сферу частного донорства. Нет никаких гарантий, что женщина, воспользовавшись спермой такого мужчины, не решит подать на алименты. Нельзя быть уверенным, что сам донор не решит отсудить ребенка у матери. В таких случаях обычно составляют договор, согласно которому никто ни на что не претендует. Хотя тот же Донор Х говорит, что не боится ответственности и без всяких судов готов помогать ребенку. По его словам, на подписании подобных документов чаще всего настаивают сами женщины.

Конечно же, в медицинских учреждениях с документами все проще: договор между донором и клиникой, договор между пациентом и клиникой, анализы, справки ― все стороны процесса в безопасности. Мужчина получается свои +- 250 грн за одну сдачу, женщина ― проверенный биоматериал, а впоследствии и ребенка.

Эпилог

Донорство спермы ― неплохой и не особо трудозатратный заработок. Получаешь удовольствие, а тебе за него еще и деньги платят. Как бонус ― регулярное бесплатное медицинское обследование. Вопрос только в этичности вопроса. Мужчины, готовы ли вы к ситуации, когда ваш ребенок живет где-то рядом, но вы не можете с ним общаться и даже знать, как он выглядит?

В статье использованы изображения Depositphotos.

Читайте также: «5 причин посетить Kyiv Smart City Forum 2019»

Как устроен черный рынок донорской спермы в Беларуси — The Village Беларусь


— Кто пользуется услугами доноров из сети? Такие же люди, как мы. А как быть, если хочется стать мамой, а муж бесплоден? — поделился сокровенным житель Витебска Николай. — Мы с супругой уже два раза делали ЭКО из замороженной спермы — неудачно, притом что денег это стоит приличных. Теперь будем пытаться из живой пробы, если найдем адекватных доноров.


Еще одни участники теневой схемы купли-продажи половых клеток — однополые пары либо же одинокие гомосексуалы, желающие воспитывать биологического ребенка. В этом им может помочь некоммерческий проект под названием Dziciaci, где достаточно заполнить анкету, указать контактную почту и ждать обратной связи — администраторы подберут наиболее подходящего кандидата и свяжутся с заявителем.


Координатор проекта попросил не указывать его имя по личным причинам, однако охотно рассказал, в чем состоит миссия его детища:


— Мы начали работу в этом направлении в 2015 году. У нас тогда была группа в «вКонтакте», которая работала по принципу «доски объявлений» — тогда число участников приближалось к 20. Затем осенью 2017-го проект «переформатировали». Из доски объявлений мы сделали как раз-таки банк данных, запустили сайт. В новом формате проект стал более популярным. В группе в настоящее время 83 человека, но не все из них хотят стать родителями прямо сейчас.


Причина, по которой я в принципе занялся этим вопросом, — это отсутствие такого проекта в Беларуси. Есть множество возможностей, ориентированных на российскую или украинскую аудиторию. Особенность нашего сайта и нашей идеи в том, что мы ориентируемся прежде всего на Беларусь. Поэтому вся коммуникация у нас беларускоязычная, хотя дискриминации по языковому принципу нет. У нас есть участники из России и Украины. Для них мы стараемся создать инструменты для участия в нашем проекте на русском языке, так как беларуским они не владеют. Таким образом мы проявляем гибкость и открытость к своей аудитории.


Надеюсь, что госорганы пока о нас не слышали, так как, зная сущность процессов в нашем государстве, у меня могут быть проблемы. Хотя я всего лишь хочу помочь людям. У меня есть и личный интерес, ведь я также зарегистрировался в качестве участника и ищу пару для рождения ребенка для себя лично. Самый главный момент — мы работаем абсолютно бесплатно. Поэтому фактически налоговых последствий возникнуть не может. С юридической точки зрения, надеюсь, не будет проблем, даже если о нас узнают. Доходов у нас никто не получает.


С другой стороны, наше участие довольно ограниченное, потому что мы помогаем лишь обменяться контактами тем людям, которые задают поиск кандидатов для зачатия по определенным критериям. Мы обрабатываем информацию и подбираем наиболее подходящего кандидата. Работая с персональными данными, спрашиваем согласие на их обработку, но не заключаем никаких соглашений с участниками и не сопровождаем весь процесс зачатия. Мы всего лишь платформа, где люди могут найти друг друга и обменяться контактами. Дальше все происходит без нас.


Что касается людей, которые к нам обращаются, то мы получаем от них весьма ограниченный набор персональных данных, которые характеризуют их предпочтения. Но я могу вам сказать: большинство наших участников — это люди нетрадиционной ориентации (редакция The Village Беларусь не делит ориентацию на традиционную и нетрадиционную — прим. редакции). Хотя есть семейные пары, которые по медицинским показаниям не могут забеременеть. Видимо, конфиденциальность нашей платформы привлекает, так как в клиниках придется раскрыть свои личности и пройти обследование.


По статистике, 43 % наших участников выбирают такой способ участия в рождении ребенка как «только донор (без дальнейших обязательств)», 50 % — «полноценное участие в рождении ребенка (непосредственное участие в воспитании и регулярная денежная помощь)», и 7 % хотели бы воспользоваться суррогатным материнством. Примечательно, что фиктивный брак и ограниченное участие (редкие отношения с ребенком и нерегулярная денежная помощь) не выбирает никто.


По своему опыту (я гей) могу сказать, что найти пару для рождения ребенка нелегко. Я ищу девушку, причем с условием регулярной денежной помощи после рождения вплоть до совершеннолетия, уже больше трех лет. Многие наши участники и участницы также рассказывают, что прошли через долгие поиски.


Нет, если у вас условно есть 10–15 тысяч долларов (таково вознаграждение, которое просят девушки за суррогатное материнство), то кандидатуру найти несложно. Затем девушка отказывается от родительских прав, и ребенок ваш, как говорится. Но вот что касается «бесплатных» вариантов, то перед теми, кто хочет детей, но у кого нет таких денег, возникает дилемма.


А поиск — он тем и сложен, что речь ведь идет о ребенке, а не о вещи, которую можно вернуть в магазин в течение 14 дней, если не подошла по цвету или фасону, и даже не о животных, которых можно передарить в хорошие руки, если, например, у вас обнаружится аллергия на шерсть.


Бывало, что к нам обращались люди, желающие заработать на донорстве. Но мне, честно сказать, это совершенно не интересно. Я четко настроен на то, что я все делаю бесплатно и для беларусов. Однажды мне писали посредники из Украины, которые искали суррогатных матерей (они их называют «СМ») в Беларуси для китайцев, но я отказался. Также был случай, когда девушка из Минска просила подыскать ей донора за вознаграждение. Опять-таки пришлось отказать, так как мне такой формат неинтересен.


Почему у нас до сих пор нет централизованного банка спермы? Думаю, по той же причине, по которой органы опеки отбирают детей за долг по коммунальным платежам. Можно спорить, но у меня создается впечатление, что политика властей направлена на разрушение беларуской семьи. И это печально. А частных инициатив нет потому, что в современном беларуском государстве бизнес вести рискованно — слишком изменчивое законодательство плюс нет гарантий судебной защиты инвестиций, так как судебная власть интегрирована фактически в исполнительную вертикаль (так называемое «телефонное» право). Это первопричины. А так можно найти много побочных и политкорректных аргументов, чтобы ответить на ваш вопрос.

Центр репродукции и планирования семьи в Краснодаре – ЭКО в OXY-Center

Дети – настоящее счастье. Это маленькое чудо, которое появляется на свет и меняет жизнь в лучшую сторону. Это крошечный комочек, который любим уже тогда, когда еще находится под сердцем матери и нежно толкается ножкой.

В силу разных причин не у всех семейных пар получается обрести его. Они ищут клинику, где сделать ЭКО, чтобы наконец-то взять на руки своего первенца и понять – это их смысл жизни.

Безуспешные попытки зачать малыша возникают из-за множества различных внешних и внутренних факторов – заболеваний, высокого уровня загрязнений атмосферы и почвы, стрессов, ведения нездорового образа жизни. Организм мужчины или женщины не может справиться с подобной задачей, а ведь так хочется послушать биение детского сердца, услышать нежное сопение в кроватке и подержать на руках долгожданного малыша – сыночка или доченьку.

Чтобы подарить счастье материнства и отцовства бесплодным парам, мы создали крупный Центр репродукции и планирования семьи. Мы сможем помочь вам, используя передовые медицинские технологии и индивидуальный подход. Наши специалисты понимают, как важно для многих людей стать мамой или папой, чтобы заботиться о крохе и дарить ей свою безграничную любовь.

Подарим счастье всем бесплодным парам!

Создавая нашу клинику, мы собрали лучших специалистов и передовое оборудование, чтобы решать все вопросы, связанные с оплодотворением и беременностью. Семь лет мы развивались, чтобы OXY-сenter мог помочь людям в любой ситуации, касающейся проблем с репродуктивной системой. Чтобы как можно больше пар услышали первый крик своего долгожданного карапуза и со слезами счастья на глазах прильнули к нему!

  • У нас – высокий процент эффективности лечения бесплодия даже в самых запущенных формах.
  • Мы помогаем забеременеть, выносить и родить здорового ребенка женщинам позднего репродуктивного возраста. Так что даже если вам за 40, вы сможете ощутить безграничное счастье материнства. И понять, что живете в этом мире не зря!
  • Мы осуществляем глубокую диагностику репродуктивной системы, а затем и эмбриона, исключая различные патологии.

Мы делаем все, чтобы долгожданная беременность завершилась рождением здорового малыша. И заботливые родители смогли прикоснуться к своей самой заветной мечте! Для этого предлагаем ведение беременности в частной клинике Краснодара.

Наши ориентиры

В работе наш Центр ориентируется на следующие принципы:

  • Главное – пациент! Несмотря на платную основу услуг, у нас вы не найдете коммерческого подхода к лечению. Главный результат – это здоровье наших клиентов и их детей. Рождение долгожданного малыша!
  • Качество обслуживания. В современных условиях нелегко добиться авторитета у пациентов. Но мы пользуемся доверием, поэтому всегда стараемся не только удержать существующий уровень качества обслуживания, но и превзойти его. Мы не просто оказываем медицинскую помощь. Мы морально поддерживаем пары на пути к счастливому материнству и отцовству!
  • Непрерывное развитие. Медицина – динамическая сфера, поэтому мы всегда следим за новыми технологиями и внедряем их в нашу деятельность. Наши клиенты получают передовое обслуживание.
  • Ответственность. Для многих людей дети – это главное в жизни. Понимая, что мы в ответе не только за будущего ребенка, а и за здоровье и благополучие его родителей, мы всегда оцениваем каждое действие и взвешиваем его в рамках этики и закона.

В настоящий момент Центр занимается глубокой диагностикой причин и лечением бесплодия в Краснодаре. Для этого мы используем современные технологии.

Запишитесь на консультацию в OXY-сenter, чтобы сделать первый шаг на пути к обретению безграничного счастья!

Сколько стоит сдать сперму в Москве — стать донором спермы за деньги в банке донорской спермы


Многие пары, страдающие бесплодием, прибегают к услугам доноров. Данная процедура повышает шанс успешной беременности, потому что до сдачи эякулята допускаются только здоровые кандидаты. Собранный биоматериал подвергается тщательной проверке на соответствие стандартам качества.


Сдать сперматозоиды можно в центре лечения бесплодия «Центр гинекологии и репродуктивной медицины». Клиника располагает собственным банком спермы, в котором осуществляется хранение биоматериала. Всем донорам обеспечивается достойное вознаграждение. Подробнее узнать о том, сколько платят донорам спермы в клинике «Центр гинекологии и репродуктивной медицины», можно по телефону.



Как стать донором спермы


Не каждый мужчина, желающий стать донором сперматозоидов, может сдать свой биоматериал в банк спермы. Все кандидаты проходят тщательный отбор для соответствия стандартам качества. Основные этапы, которые необходимо пройти донору, выглядят следующим образом:

  • Выполнить диагностическое обследование, выявляющее наличие или отсутствие противопоказаний для донорства в клинике, где планируется сдать сперму.
  • Подписать контракт, в котором обговариваются права и обязанности сторон. Важным пунктом является абсолютная анонимность донора.
  • Сдать биоматериал и получить за него вознаграждение.


Все кандидаты первоначально заполняют подробную анкету. Она необходима для предоставления наиболее полной информации заказчикам. В опроснике указываются такие моменты, как возраст, рост и вес, образование, национальность, цвет волос и глаз, имеются ли собственные дети, наличие или отсутствие вредных привычек, необходимость употребления лекарственных средств и по каким причинам.


Требования к донорам спермы


В центре лечения бесплодия «Центр гинекологии и репродуктивной медицины» предъявляют строгие требования к донорам спермы. Это необходимо для получения наиболее качественного биоматериала.


Кандидаты должны соответствовать следующим параметрам:

  • Возраст 18-35 лет.
  • Физиологическое и психологическое здоровье.
  • Отсутствие наследственной отягощенности.
  • Высокое качество спермограммы.


При соответствии всем требованиям мужчина может сдать эякулят в банк спермы.


Гарантии клиники


Центр лечения бесплодия «Центр гинекологии и репродуктивной медицины» имеет собственный банк доноров спермы. Всем мужчинам, которые сдают эякулят, даются следующие гарантии:

  • Полная анонимность.
  • Обследование состояния здоровья за счет клиники.
  • Достойная оплата донорских услуг. Стоимость зависит от количества полученных сперматозоидов.



Сдача спермы на исследование


Для того, чтобы стать донором спермы, необходимо выполнить следующие рекомендации:

  • Обратиться в клинику «Центр гинекологии и репродуктивной медицины», где вам предложат заполнить анкету. На все вопросы необходимо отвечать честно.
  • Пройти обследование, подтверждающее право быть донором сперматозоидов.
  • Подготовить к процедуре.
  • Сдать биоматериал в банк спермы.
  • Получить денежное вознаграждение.


В случае, когда сперма соответствует всем стандартам качества, ее разрешено использовать в донорских программах.


Критерии оценки спермограммы


Качественной спермой называется такой биоматериал, который соответствует следующим параметрам:

  • В 1 мл эякулята находится не менее 80 млн сперматозоидов.
  • Количество подвижных сперматозоидов должно превышать 60% от общей массы.
  • Не менее 30% спермиев должны иметь нормальную структуру.
  • В случае необходимости криоконсервации, количество выживших половых клеток должен превышать 50%.


После того, как сперма потенциального донора обследована на соответствие параметрам качества, кандидат направляется на медико-генетическую экспертизу.


Обследование перед процедурой


Все доноры спермы проходят комплексное обследование, которое включает в себя:

  1. Первичный осмотр у врача-уролога.
  2. Клинический анализ крови и мочи.
  3. Определение биохимии крови.
  4. Флюорография.
  5. Электрокардиограмма.
  6. Кровь на ВИЧ, гепатит В и С, сифилис.
  7. Коагулограмма
  8. Консультация генетика.
  9. Заключение об отсутствии нахождения на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансерах.
  10. Исследование на ЗППП.
  11. Заключение терапевта о состоянии здоровья.


При необходимости лечащий врач назначает дополнительные исследования. Нормальные показатели проведенной диагностики позволяют мужчине стать донором сперматозоидов.



Как правильно сдавать сперму


Главный критерий, который требуется от донора спермы – качественный эякулят.  


Для этого кандидату необходимо подготовиться к его сдаче. Рекомендованы следующие мероприятия:

  1. Придерживаться диетического питания за неделю до сдачи спермы. Для этого необходимо исключить из рациона жирную пищу. Еда должна быть богата белками, витаминами, минералами и микроэлементами.
  2. Ограничить половые контакты за 3 дня.
  3. Исключить употребление алкоголя за неделю до сбора биоматериала.
  4. Не болеть вирусными респираторными заболеваниями.
  5. Не переохлаждаться и не перегреваться.
  6. Ограничить физическую активность.
  7. Постараться не испытывать психоэмоциональную нагрузку.


Сколько раз можно сдавать


Донор спермы может сдавать биоматериал 5-8 раз в месяц. При этом перерыв между сбором эякулята должен составлять не менее 3 дней. Доказано, что этого времени достаточно для полного восстановления организма. Ведь для донорства главное получение качественного биоматериала.


Донорство спермы — стоимость для донора


Однозначного ответа на вопрос о том, сколько зарабатывает донор спермы, нет. Оплата услуг во многом определяется регионом, в котором производился сбор биоматериала.


Донорская программа подразумевает частичную выплату вознаграждения сразу после сдачи эякулята, а остаток вручается после прохождения 6 месячного карантина. На стоимость услуг влияют личные качества донора. Предпочтение отдается образованным, привлекательным и здоровым мужчинам.


Где сдать сперму за деньги в Москве?


Сдать сперму за деньги в Москве можно в клинике «Центр гинекологии и репродуктивной медицины», расположенной по адресу Колобовский переулок, д. 4. Центр лечения бесплодия оборудован современной аппаратурой, аналогов которой нет в России. Профессиональная команда врачей помогла появиться на свет 2765 здоровым малышам. Специалисты клиники в своей работе используют только проверенные материалы, прошедшие контроль качества. Записаться на прием и подробнее узнать о том, сколько стоит сдать сперму, можно по телефону или на официальном сайте центра.

Донорство спермы | ИРМ

Потенциальный донор спермы в Украине – это мужчина, находящийся в возрасте от 20 до 35 лет.

Согласно статистике, реализовать такое желание, как сдать сперму для донации, имеют всего лишь 5% мужчин. Именно таков коэффициент мужчин с показателями спермограммы достаточными для донорства. А учитывая тот факт, что для того, чтобы стать донором спермы, мужчина должен быть полностью здоров, этот показатель ещё снижается. 

Чтобы стать донором семенной жидкости, претенденту необходимо пройти несколько этапов.

1) На первом этапе необходимо сдать пробную спермограмму, после чего врач-эмбриолог проведёт анализ качества эякулята.  В том случае, если результаты соответствуют показателям, необходимым для донорства спермы, мужчине необходимо пройти полное медицинское обследование организма. Как правило, все расходы по подготовке центр, нуждающийся в генетическом материале, берёт на себя.Список стандартных требований, которым должен соответствовать донор спермы:

  • Возраст от 20 до 35 лет
  • Высшее или средне-специальное образование
  • Физическое здоровье и приятные внешние данные
  • Отсутствие вредных привычек и наличие здоровых детей
  • В миллилитре эякулята должно содержаться не менее 90 миллионов сперматозоидов, из которых прогрессивно-подвижных должно быть не менее 60%, а морфологически нормальных – не менее 20%.

2) Вторым этапом является медицинское обследование показателей здоровья. При этом проводятся следующие процедуры:

  • Консультация терапевта
  • Проведение анализа на ЗППП
  • Консультация уролога-андролога
  • Консультация генетика
  • Консультация психиатра и нарколога

Если после проведения обследований выясняется, что кандидат полностью здоров и не имеет противопоказани, с ним заключается соответствующий договор на донорство спермы.

3) После этого кандидат становится полноправным участником программы донорства спермы, длительность которой составляет не более 1,5-2 лет. Сперму можно сдавать не чаще 1 раза в неделю (в крайне редких случаях – 2 раз). Для этого необходимо воздержание от половой жизни в течение 3 дней до сдачи и хорошее самочувствие в день спермодачи. После процедуры сдачи врач исследует качество эякулята (это займёт не более 10 минут) и, если качество соответствует нормативным показателям, то донору выплачивается денежное вознаграждение.

Иногда случается временное снижение показателей спермы. Причин этого может быть несколько. Например, чрезмерные физические нагрузки накануне, недавно перенесённое заболевание или же просто стресс. В таких случаях рекомендуется сделать перерыв в сдаче спермы, чтобы иметь возможность восстановить качество эякулята. Донор при этом всё равно остаётся полноценным участником программы.

Причины для прекращения действия договора на донорство спермы:

  • Отказ мужчины от дальнейшего участия в программе без объяснения причин
  • Истечение срока договора
  • Неисполнение одной из сторон условий, прописанных в договоре
  • Выявление у донора заболеваний, передающихся половым путём
  • Превышение донором верхнего возрастного порога, составляющего 35 лет.

Как устроен черный рынок донорской спермы

Репродуктологи говорят, что сегодня с проблемой бесплодия сталкиваются 15–18 % пар, и каждая седьмая беременность по разным причинам заканчивается невынашиванием. Большинство женщин или семейных пар обращаются к услугам частных доноров спермы, потому что просто не могут себе позволить оплатить услуги репродуктивных клиник.

Если сообщения кандидатов в папы подробны и расписывают порой самые неожиданные их достоинства, то объявления ищущих обычно скупы, а особых требований почти нет:

«Пара ищет ЗДОРОВОГО м/ч, для зачатия. За подробностями в л.с.»

«Семейная пара ищет донора. Только искусственно, желательно светловолосого. Необходимы справки об отсутствии ЗППП».

«Познакомимся с мужчиной от 18 до 27, высоким, ведущим здоровый образ жизни, умным, с ч/ю. Для зачатия ребенка, желательно женатым и с детьми».

У Дмитрия и Ольги получилось почти портретное описание донора:

«Рост 190–194, брюнет, волосы прямые, глаза карие или серовато-зеленые (не так важно). III группа крови. Желательно, чтобы имел детей. Все необходимые исследования оплатим. Без интима». Год назад Дмитрий узнал, что не сможет иметь детей. Искать частного донора пара решила около двух месяцев назад. Нужен такой кандидат, чтобы будущий ребенок был похож на них.

«Сначала думали попросить кого-то из моих родственников (у меня два двоюродных брата) или близких друзей. Но потом представили, каково это, когда ребенок твой, а ты притворяешься, что чужой… Не наш вариант, — признался Дмитрий. — С клиникой, увы, мы тоже не сработались: для нас это очень дорого. Так что ищу в группах сам. Но что-то я, наверное, очень строгий, пока ни один не подошел».

Дмитрий планирует подписать с донором документ, в котором тот откажется от всех притязаний на будущего ребенка. Растить малыша мужчина намерен как родного и никого не собирается посвящать в детали его рождения.

Татьяна Веселова честно призналась, что имеет финансовую возможность, но не хочет переплачивать за услуги репродуктивных клиник.

«Я узнавала — придется сдать кучу анализов, да и сами процедуры не дешевые. А у меня никаких проблем по женской части нет. Просто живу я не с мужчиной, а с женщиной, без помощи со стороны ребенок не появится, — объяснила она. — Я сделала фейковую страничку, списалась по нескольким объявлениям. Один мне категорически не понравился: он настаивал на сексе, а когда узнал, почему я против такого способа, заявил, что таким вообще детей не надо рожать. Сейчас я договорилась с донором из Питера. Внешне мы похожи, это хорошо. Через месяц еду к нему. Он сдаст при мне анализы как аноним, потом попробуем методом ИИ в домашних условиях. Приглашу его к себе в гостиницу просто. Говорят, раза с третьего выходит. Буду с работы отпрашиваться и приезжать на пару дней».

Раскрывать свое инкогнито Татьяна не планирует. И общаться в дальнейшем с отцом ребенка не хочет.

Вера-Вита нашла еще несколько плюсов в частном донорстве спермы.

«На взрослого мужика посмотреть, а не на детскую фотку. Если у него раннее облысение или что-то не в порядке, то я не хочу это ребенку передавать, — считает женщина. — И отчество по отцу хочу дать, не надо будет ничего придумывать».

Женщина разместила свое объявление всего несколько дней назад и пока только изучает отклики. По ее словам, она хотела бы поддерживать контакт с донором и не стала бы возражать против его общения с ребенком.

Поделись частичкою своей: где можно сдать сперму в Днепре и сколько за это платят

Поделись частичкою своей: где можно сдать сперму в Днепре и сколько за это платят

Где можно сдать сперму в Днепре и сколько за это платят — фото: freepik

Донорство спермы – это не только возможность помочь семье, которая столкнулась с бесплодием, обрести счастье, но и способ заработка на собственном теле. Правда, не каждый мужчина может стать донором и пройти «кастинг» в клинике, а заработанные деньги можно потратить разве что на поход в кино. Vgorode решил узнать, можно ли сдать сперму в Днепре и что для этого нужно.

Кто может стать донором спермы?

Для потенциальных доноров спермы существуют определенные критерии. При этом мужчине предстоит пройти несколько этапов проверок, чтобы его кандидатуру утвердили. Как рассказывают в Институте репродуктивной медицины, донорами спермы могут стать мужчины, которые:

  • Здоровые физически и психически;
  • В возрасте от 20 до 35 лет;
  • Имеют здорового ребенка;
  • Не имеют наследственных генетических заболеваний;
  • Не имеют вредных производственных факторов.

Кроме этого, потенциальные доноры проходят обследование на ВИЧ-инфекцию, гепатиты В, С, другие инфекционные, венерические заболевания. Все критерии отбора регулируются указом Министерства здравоохранения.

Не забудьте подписаться на канал Vgorode. ua в Telegram.

Стоит отметить, что некоторые клиники могут выдвигать дополнительные требования к донорам. Например, высшее или средне-специальное образование.

Группа и резус крови, цвет глаз и волос, а также национальность – не имеют никакого значения.

Где можно сдать сперму в Днепре?

В нашем городе сдать семенную жидкость в качестве донора можно в медицинском центре «Аврора».

Адрес: жилмассив Левобережный -3, Фестивальный переулок, 5;

Номера телефонов: 099 504-03-03, 098 504-03-03, 073 504-03-03;

Как проходит отбор доноров?

Сначала претендент должен сделать спермограмму – анализ спермы, который поможет оценить ее состояние в качестве донорской. При этом исследовании учитываются такие факторы:

  • Количество сперматозоидов;
  • Степень подвижности сперматозоидов;
  • Скорость движения сперматозоидов.

Если они будут в норме, то дальше мужчину будут проверять по другим показателям здоровья. В частности, его осмотрят терапевт, уролог, андролог, психиатр и, возможно, другие специалисты. Также проведут генетическое исследование. Все эти проверки в клиниках делают бесплатно.

Когда все исследования проведут и результат удовлетворит врачей, то мужчине предложат заключить договор. После этого претендент становится донором и сможет начать сдавать сперму для участия в программе.

Стоит отметить, что договор действует не больше 1-2 лет, но его могут в любой момент прекратить по ряду причин. Например, если мужчина сам откажется или у него обнаружат венерическое заболевание.

Как часто можно сдавать сперму и что для этого нужно?

Сперму можно сдавать не чаще одного раза в неделю (иногда два раза).

Перед этим мужчине необходимо воздерживаться от половой жизни в течение трех дней, а в день сдачи иметь хорошее самочувствие. Медики не советуют

Каждый раз после процедуры врач исследует качество эякулянта, только после этого мужчине выплачивают деньги.

Сколько платят донорам спермы?

Доноры спермы получают в среднем 200-300 гривен за каждую процедуру. На цену влияют данные мужчины и медицинские показатели.

Сколько платят женщины?

«Стараниями» донора могут воспользоваться не только женщины, у которых бесплоден партнер, но и те, у кого его просто нет.

Например, в медицинском центре «Аврора» стоимость донорской спермы зависит от образования и внешности мужчины:

  • Категория А (Привлекательная внешность, высшее образование) – 4500 гривен;
  • Категория В (Средняя привлекательность, среднетехническое образование) – 3900 гривен;
  • Категория С (Обычная внешность, среднетехническое образование) – 3200 гривен.

В итоге, женщина получает здорового ребенка, а мужчина – возможность подзаработать и бесплатно проверить свое здоровье.

Будьте в курсе последних новостей, подпишитесь на наши группы в Facebook, Viber и Instagram.

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку

Нашли ошибку

Поделиться

Отправить

Твитнуть

Что нужно, чтобы стать донором спермы?

Стать донором спермы сложнее, чем вы думаете. На самом деле подходящие доноры — редкая порода. В среднем только около 5% всех соискателей соответствуют требованиям для пожертвования. Если вы планируете стать донором спермы, эта статья поможет вам понять процесс, затраченное время и общий уровень успеха.

Начнем с основ. Во-первых, и очевидно, что вы должны быть мужчиной (по ходу дела вопросы усложняются).Идеальный возраст — от 18 до 35 лет, при этом максимальный возраст для подачи заявления — 40 лет. Прежде чем вы сможете сделать пожертвование, вы должны сначала пройти подробный и тщательный процесс проверки, который может занять несколько посещений. Процесс может занять до трех недель и включает следующее:

  • Анкета — включает в себя десятки вопросов о вашей семье, медицинском и сексуальном анамнезе. Вам будут заданы вопросы об истории болезни вашей расширенной семьи, включая родителей, братьев и сестер, бабушек и дедушек, тетушек и дядей, а также двоюродных братьев и сестер, насчитывающих несколько поколений. Это помогает определить, есть ли у вас заболевания или аналогичные генетические предрасположенности. Кандидаты, у которых в анамнезе была серповидноклеточная анемия или кистозный фиброз, и это два примера, автоматически дисквалифицируются. То же самое и с теми, кто когда-либо имел секс с другими мужчинами или употреблял наркотики внутривенно. Другие вопросы охватывают такие разные темы, как аллергия, все места в мире, в которых вы побывали или жили, служили ли вы в вооруженных силах, есть ли у вас татуировки, подвергались ли вы воздействию радиации и многие другие. .
  • Полный медицинский осмотр — Наряду с дополнительными уточняющими вопросами от врача или клинициста, это включает анализы крови, мочи и генетические тесты для скрининга на ВИЧ, гепатиты A и C и другие инфекционные заболевания. Физический осмотр также включает осмотр гениталий и проверку цветового зрения. И привет, бесплатное физическое!
  • Образец спермы — После того, как вы пройдете онлайн-анкету и физический экзамен, вы дадите свой первый образец спермы для профессионального анализа. Этот тест определяет количество сперматозоидов, подвижность (насколько хорошо ваша сперма движется) и морфологию (общее состояние сперматозоидов).Этот первоначальный образец будет уничтожен после анализа и после того, как вы получите уведомление о результатах. Обратите внимание, что вам не будут платить за отправку этого тестового образца.

Поздравляем! Вы прошли отбор. Что теперь?

После подписания контракта вы можете начать делать регулярные депозиты. Но есть еще одно препятствие, которое нужно преодолеть. Ваши первоначальные образцы спермы замораживаются на шесть месяцев. Если после разморозки они все еще в норме, вы можете стать обычным донором.Важно отметить, что многие сперматозоиды не выдерживают процесса замораживания, поэтому сдача начальных экзаменов не является гарантией того, что вы будете квалифицированы как долгосрочный донор.

Но если после размораживания ваши образцы в норме, вас попросят сдавать не реже одного раза в неделю, а в идеале от 6 до 10 образцов в месяц. Чтобы повысить эффективность каждого образца, вам придется воздерживаться от половых контактов в течение двух-трех дней до сдачи крови.

Фактически процесс донорства спермы происходит в нашей клинике (это невозможно сделать дома).Мужчинам предоставляется отдельная комната, где они помещают образцы в стерильный контейнер. Затем сперму замораживают с помощью жидкого азота. При необходимости его размораживают и используют для искусственного оплодотворения.

Сколько я заработаю за образцы спермы?

Доноры зарабатывают 70 долларов за каждое пожертвование (50 долларов во время пожертвования и 20 долларов после выпуска образца). Здоровые мужчины могут зарабатывать до 1000 долларов в месяц.

Финансовые и эмоциональные преимущества донорства спермы.

Донорство спермы — это не быстрый и простой процесс, но он дает финансовые и социальные выгоды. Помимо того, что вы зарабатываете деньги, это позволяет вам помочь людям осуществить их мечту о детях. А поскольку донорской спермы не хватает, квалифицированные доноры необходимы как никогда.

Хотите стать донором спермы? Вы можете подать заявку онлайн прямо сейчас или связаться с нами по [email protected] или (206) 588-1484.

Плата за донорство спермы может составлять тысячи долларов в год

Я думаю, что у всех мужчин есть естественное недоверие к бизнесу донорства спермы.Нас постоянно заваливают их рекламой — обычно на индексных страницах умирающих альтернативных еженедельников или на полях сомнительных веб-сайтов — с обещаниями сотен долларов примерно на 10 минут нашего времени. Как это могло не быть большим жульничеством? Зачем компании платить мне за дрочку? Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

К счастью, моим личным послом стал 30-летний Джон Карпантье. Около шести лет назад он работал штатным донором спермы в Северной Калифорнии. Карпантье оказался в удачной ситуации с другими расходами (он жил без ренты), но он остается одним из немногих людей в истории человечества, которые буквально сделали карьеру на том, что остальные из нас делают из наших утренних душей.

По словам Карпантье, после долгого процесса подачи заявления и нескольких неудобных телефонных звонков дальним родственникам, чтобы убедиться, что у него нет никаких генетических красных флажков, донорство спермы настолько просто, как кажется. Вы подписываете строгий 12-месячный контракт, и ваш «рабочий график» состоит из двух поездок в клинику в неделю и нескольких дней без секса до вашей мрачной благотворительности. 1000 долларов в месяц — это не большая сумма денег, но она превосходит ту жизнь бариста, которую он вел раньше. Мы говорили обо всем этом, а также об отношениях, которые Карпантье ожидает установить с любыми будущими гипотетическими детьми, и о том, как его чуть не отвергли, прежде чем он начал, потому что он собирался в общественный колледж, а не в университет.

Итак, где вы были в жизни, когда решили стать постоянным донором спермы? Как это произошло?

«Однажды я решил, что хуже всего, что они могли сказать, было нет»

В то время я ходил в общественный колледж. Я работал в кафе, получая минимальную зарплату. Денег не много, но кое-что. Я искал все, что мог бы найти, и иногда я видел эти объявления, в которых говорилось: «Эй, зарабатывай 10 000 долларов на донорстве спермы». Я подумал: «Да, этого не случится.Но однажды я решил, что худшее, что они могли сказать, было «нет». Я отправил заявку.

Каково было работать с приложением?

Это был очень долгий процесс. Они хотели знать обо мне все. Они попросили меня заполнить кучу информации о себе, истории моей семьи, о всех, с кем я был близок, которые умерли или имели проблемы со здоровьем. Я позвонил некоторым [членам семьи], и они сказали: «Нет, мы довольно здоровы». Мой дядя болел раком и победил его. Кроме этого, супер здорово.Так что я дал им все это, я заполнил кое-что о моем образовании.

Они почти отказали мне, потому что сначала я подумал: «Я собираюсь получить степень младшего специалиста», а они сказали: «Ну, мы действительно гонимся за людьми, которые пытаются получить степень бакалавра или бакалавра». Я сказал, что тоже собираюсь это сделать, но сначала я заканчивал АА.

Каковы были деньги?

Это будет работать два раза в неделю, вам нужно будет отказаться от половой жизни за два дня, чтобы убедиться, что количество сперматозоидов достаточно велико — это была еще одна часть процесса подачи заявки, чтобы убедиться, что вы имел высокий счет.Это стоило 100 долларов за сеанс, то есть от 800 до 1000 долларов в месяц.

Это хорошая сумма денег. Это в основном моя арендная плата прямо сейчас.

Самое смешное, что вскоре после того, как я начал, я женился на девушке из береговой охраны. Мы переехали, и я подумал: «Ну, я зарабатываю деньги, и нам даже не нужно платить за аренду, потому что она военнослужащая, так что я думаю, мне не нужно работать в течение года. ”

Итак, вы жили за счет донорства спермы в течение года.

«Это стоило 100 долларов за сеанс, то есть от 800 до 1000 долларов в месяц»

Да, очень, очень редко мне приходилось брать у нее деньги. Мы оба купили друг другу вещи.

Для вас это должно быть обычное дело. «Хорошо, по вторникам и пятницам я иду в клинику» или что-то еще. Какой был график?

Да, это было типа: «Хорошо, у меня запланированы на вторник и пятницу, поэтому я не могу ничего делать в воскресенье или понедельник». Во вторник около 13:00 я ехал тем же маршрутом в клинику, находил парковку в центре Беркли, направлялся в клинику, занимался своими делами 30 минут или что-то еще, шел домой и проводил остаток дня.От того, чтобы сесть в машину, до дома был час.

Вы считали это работой?

Это определенно не похоже на работу. Но в то же время это был один из тех моментов, когда все закончится через год, так что наслаждайтесь этим, пока он длится. В любом случае он делает то, что делаем мы все.

Мешало ли это когда-нибудь вашей сексуальной жизни?

Ну, были проблемы, но были проблемы с [моей женой] в целом. И у меня, вероятно, более низкое либидо, чем у большинства мужчин. Так что в наших отношениях всегда было напряжение. Я закончил [донорство спермы], когда мы еще были вместе, и это стало проблемой впоследствии.

Она когда-нибудь хотела, чтобы ты бросил курить?

О, нет, но дело в том, что если вы войдете и ваш выстрел не сработает или у него недостаточно высокий счет, они просто не будут за него платить. Это похоже на потерянную зарплату, поэтому нужно быть осторожнее. Это тоже не была точная наука. Если бы вы [занимались сексом] накануне, иногда это получалось, иногда нет.

Какова налоговая ситуация с донорством спермы?

«Если вы войдете и ваш выстрел не сработает или у него недостаточно высокий счет, они просто не будут платить за него»

Довольно прямолинейный 1099. Стандартная вещь, если вы заработали более 600 долларов. Я должен был подать один из них, но это было не так уж много налогов.

Когда договоренность закончилась? Когда дело подошло к концу с вашим пожертвованием?

Это был установленный год, чтобы в их банке было достаточно спермы, на которую мог бы пойти любой. Так что это было что-то вроде: «Хорошо, год закончился, большое вам спасибо». Думаю, я даже получил небольшую дополнительную стипендию, чтобы прожить целый год.

Вы бы когда-нибудь подумали о том, чтобы сделать это снова?

Безусловно, это был неплохой опыт. Но возможностей не так много. Когда я рассказывал об этом людям тогда, когда занимался этим, они говорили: «Чувак, ты должен просто начать прыгать от графства к округу и начать делать это». Я подумал: «Не думаю, что существует так много программ для этого.«Я посмотрел, и да, вы действительно не можете сделать это для карьеры.

Кто-нибудь из ваших друзей хотел попробовать?

Никто из тех, с кем я разговаривал, не упоминал, что пробовал это. Но опять же, процесс подачи заявки был довольно… не трудным, но обширным. Было много минных полей, которые, я уверен, я пропустил, не осознавая, что они дисквалифицируют.

Известно ли вам о бегающих биологических детях?

Забавно, что вы упомянули об этом. Когда я заканчивал процесс подачи заявки, в конце они подумали: «Это совершенно необязательно, но если вам интересно, если ваша сперма окажется ребенком, когда им исполнится 18 лет, они смогут вам позвонить.Я подумал: «А почему бы и нет?»

Вы бы порекомендовали донорство спермы?

Да, конечно. Для меня это было хорошо. Для меня это не сделало ничего плохого. Это забавная история, и, может быть, через полтора десятилетия я получу веселые телефонные звонки.

Подпишитесь на рассылку новостей о товарах. Дважды в неделю мы будем присылать вам лучшие истории о товарах, в которых рассказывается, что мы покупаем, почему мы это покупаем и почему это важно.

Платежи донора спермы

Всего за день работы

Знаете ли вы, что банки спермы в США платят до 1000 долларов мужчинам за сдачу спермы 3 раза в неделю.Какой отличный способ заработать на жизнь! Ставки оплаты доноров спермы привлекают не только студентов, которые хотят финансировать свое образование.

Факты, которые следует учитывать

Прежде чем вы воодушевитесь и подпишетесь на эту работу, вам нужно учесть несколько фактов.

Запрещается оплачивать или взимать плату за продажу спермы вне банка спермы, то есть в рамках частной схемы донора спермы. Доноры могут получать взносы на покрытие расходов, таких как дорожные расходы, и будут оплачиваться при донорстве через банк спермы на основе этого типа расходов.

Каковы ставки оплаты доноров спермы?

Сумма, которую получит донор спермы, может варьироваться от 15 фунтов стерлингов за донорство в Великобритании до 100 долларов США в США. В 2012 году в Великобритании были пересмотрены законы, касающиеся оплаты за донорство спермы, и плата за донорство спермы увеличилась примерно до 35 фунтов стерлингов за донорство.

Сколько платит банк спермы?

1000 $ за 3 пожертвования в неделю

Банки спермы США и Канады награждают своих доноров финансово, награждая их до 100 долларов за пожертвование и до 1000 долларов за донорство 3 раза в неделю.

Вопрос «сколько стоит донорство спермы» — это то, что клиники банка спермы задают довольно часто. И да, часто студенты колледжей хотят свести концы с концами. Проблема в том, что каждый банк, вероятно, будет предлагать свои собственные ставки, и да, некоторые будут конкурировать с другими, когда дело доходит до ставок. Доноры впервые, а затем, возможно, увеличение платы после ваших повторных пожертвований, но это то, с чем вам придется обращаться в каждую клинику.

Кто больше всего платит за донорство спермы?

Если вы подумываете о сдаче спермы через банк спермы, то стоит заняться поиском ставок доноров спермы.Вам нужно будет найти местный банк спермы и подумать, как часто вам нужно будет посещать этот банк спермы, чтобы делать пожертвования.

Связанные страницы:

Руководство для доноров спермы

Моя короткая и пугающая карьера донора спермы.

В этом отрывке из книги The Genius Factory: The Curious History of the Nobel Prize Bank Sperm Bank , новой книги, основанной на проекте Slate , Дэвид Плотц рассказывает о своей собственной неловкой попытке стать донором спермы .

Поговорив с донорами из Нобелевского банка спермы, я оставался озадаченным, почему они возились с таким странным и обременительным предприятием. Тогда я понял, что мне тоже нужно сдать сперму. Не потому, что хотел, а наоборот. У меня уже было двое детей, которых в большинстве случаев казалось более чем достаточно. Мое отсутствие желания делать пожертвования — вот почему я чувствовал себя обязанным это сделать. Независимо от того, как часто доноры объясняли мне свое обоснование, донорство спермы сбивало меня с толку. Почему доноры репозитория подвергли себя таким неудобствам и затруднениям? Почему они хотели иметь детей — в некоторых случаях десятки — которых они никогда не могли знать? На что было похоже пожертвование? Я должен был выяснить это сам.

Я послушно сообщил жене о своем плане. «Ни за что», — сказала Ханна. Я утверждал, что все это было сделано во имя исследования. Она не была впечатлена. Я пообещал, что остановлю банк спермы до того, как он сможет продать мою сперму. Она не верила, что банк пойдет на такую ​​сделку. Я поклялся, что у них нет шансов использовать мою сперму. Я умолял, что было не очень приятно. Она уступила.

В наши дни банки спермы набирают клиентов и доноров через Интернет, поэтому я поискал в Интернете и нашел приложение для Криобанка Fairfax, расположенного в Вашингтоне, округ Колумбия.C.’s, пригород Вирджинии. Fairfax Cryobank — это то же самое, что Citigroup для реального банкинга. Он имеет филиалы в четырех штатах и ​​Канаде. Сам банк спермы — это лишь одно небольшое подразделение Института генетики и ЭКО, предоставляющего полный спектр услуг в области репродуктивной медицины.

Коричневый пакет от Fairfax содержал 18-страничное приложение. Я пробирался через физические данные: возраст, цвет волос, рост, вес, группу крови. Я протащился по биографическому разделу: история образования, профессия, музыкальный талант («Нет», — писал я с гордостью), спортивные способности, увлечения. Потом мне надоел медицинский опросник: употребление алкоголя, табак, употребление наркотиков, история татуировок, как хорошо я сплю, как хорошо я ем, какие лекарства я принимаю и почему, какие кости я сломал, обмениваюсь ли я секс за деньги, употреблял ли я интраназальный кокаин в течение предшествующих 12 месяцев. Я перечислил три поколения семейных психических заболеваний и почувствовал, что мой собственный тикер зашкаливал, когда я написал, что все мои предки мужского пола по обе стороны семьи умерли молодыми от болезни сердца.Я заявил, что не являюсь носителем болезни Гоше, анемии Фанкони, болезни Ниманна-Пика, болезни Канавана или талассемии, хотя и не имел ни малейшего представления о том, что это за болезни. Я проверил, страдаю ли я каким-либо из бесконечного перечня симптомов — охриплостью, бородавками, кровью в стуле, зобом, покалыванием, головокружением, обмороком, судорогами, припадками, припадками, дрожью, тремором, онемением. К тому времени, как я закончил, я страдал от нескольких из них. Меня спросили, 16 способов провести воскресенье, если я употребляю инъекционные наркотики или занимаюсь сексом с другими мужчинами.Я согласился пройти тест на ВИЧ. Наконец, я добрался до страницы 18, которая была самой страшной из всех: «Я согласен с тем, что передаю все права, привилегии и распоряжения моими образцами спермы Криобанку Fairfax». Ханна убьет меня , — подумал я и подписал.

Согласно заявлению, если бы мое письменное заявление сделало разрез, меня бы пригласили на собеседование, где я «произвел бы» образец спермы для анализа. Если бы это было удовлетворительно, я бы вернулся для дополнительных анализов спермы и медосмотра.Только если я их сдал, я мог бы считаться донором.

Я отправил свое заявление в Fairfax и стал ждать. И ждал. И ждал. Через два месяца я разозлился. Как они посмели игнорировать мою сперму? Эта сперма произвела на свет двух здоровых детей! Эта сперма пробежала марафон! Затем мое раздражение сменилось беспокойством: знал ли Фэрфакс что-то, чего я не знал о моем здоровье? Было ли мое будущее таким мрачным? Неужели все это сердечное заболевание так ужасно? Внезапно я обнаружил, что отчаянно хочу, чтобы меня выбрали.

Я только что подал заявку в банк в Нью-Йорке, когда получил электронное письмо от «Аманды», которая назвала себя координатором лабораторий Фэрфакса.Она пригласила меня на интервью. Она отметила, о, так небрежно, что мне придется предоставить образец прямо в помещении.

В следующий понедельник я направился в офис криобанка Fairfax, расположенный за Вашингтонской кольцевой дорогой в Стране убогих офисных парков, в самом унылом из всех офисных зданий. Мягкость здания может быть преднамеренной: банк спермы не хочет привлекать внимание к себе или своим посетителям.

Внутри я поискал по коридорам первого этажа, мимо таинственной комнаты «микросортировки» и центра «доноров яйцеклеток» в поисках отделения банка спермы.Я увидел открытую дверь, заглянул внутрь и обнаружил, что наткнулся на хранилище — комнату , в которой находились резервуары для хранения жидкого азота Fairfax. Я нырнул внутрь и оказался наедине с танками. Их было четверо. Они были выше головы и похожи на толстых серебряных мужчин. Я знал, что каждый резервуар вмещает десятки тысяч флаконов, и каждый флакон наполнен миллионами сперматозоидов. Моя кожа стала липкой: это было похоже на сцену из фантастического фильма, когда герой случайно обнаруживает склад, где «дружелюбные» инопланетяне замораживают миллионы людей, которых они тайно похищают для своих ужасных экспериментов.

Наконец я нашел дверь с надписью «Криобанк» и вошел в неприятно тесную комнату ожидания. Там сидела пара — не молодая пара. Когда я вошел, они удивленно подняли глаза. Мы полуулыбались друг другу. Все мы сразу осознали неловкую ситуацию. Они были там, чтобы купить сперму; Я был там, чтобы продать это. Каждый из нас случайно заглянул в окно в мир, который мы не хотели видеть. Я был уверен, что пара думала: « Этот парень — донор? К черту это место, давай вместо этого отправимся в Мир спермы.”

Я остановил администратора, который решил, что я тоже покупатель. Когда я объяснил, что был там, чтобы увидеть Аманду по поводу пожертвования, она была огорчена. Меня там не должно было быть. Очевидно, я ошибся дверью. Аманду вызвали из ее офиса и затолкали в спину, чтобы пара не видела.

Аманда привела меня в свой кабинет, уютную комнату, уставленную свадебными фотографиями и гравюрами с парусными кораблями. Она проверила мои водительские права, затем вытащила мое заявление и начала рассматривать его вместе со мной, строка за строкой.По тону это было похоже на собеседование с сотрудниками отдела кадров. В предмете , все было иначе. «Хорошо, так что вы живете в Вашингтоне, отлично. И ваша кровь B-положительная. Вы в этом уверены? Нет? Ничего страшного, проверим. Хм, значит, ваша семья из Восточной Европы. Вы знаете где именно? Можешь проверить? » Она заметила, что я женат, и спросила, знает ли моя жена, что я был там. Я ответил: «Конечно. Разве все жены не знают? »

Она спросила меня, где я учился в колледже. Я сказал «Гарвард». Она была в восторге. Она продолжила: «А вы закончили дипломную работу?» Я сказал нет. Она выглядела разочарованной. «Но неужели вы, , планируете работать в аспирантуре?» Я снова сказал нет. Она была сбита с толку и сказала мне, почему. У Fairfax есть то, что он называет — я не шучу — своей «докторской программой». За дополнительную плату матери могут покупать сперму у доноров, которые имеют докторскую степень или стремятся получить ее. Что считается врачом? Я спросил.Медицина, стоматология, фармация, оптометрия, юриспруденция и хиропрактика. Не говорите, что вас не предупреждали: ваша премиальная «докторская» сперма могла быть получена от студента юридического факультета.

Пока мы обсуждали приложение, я рассеянно смотрел на заставку Аманды, успокаивающую сине-белую картинку. Через несколько секунд я заметил, что белый узор представлял собой косяк крошечных сперматозоидов, хвосты которых беспечно колыхались, двигаясь по экрану. Я еще раз взглянул на пресс-папье мыши на столе Аманды. Это была не мышь.Это была маленькая симпатичная сперма.

Я обнаружил, что такая глупость была отличительной чертой современных банков спермы. Fairfax раздает ручки в кампусах колледжей, которые спрашивают: «Почему бы не получить за это деньги?» Когда я посетил Криобанк Калифорнии, директор по связям с общественностью подарил мне футболку с изображением плавающей спермы. Вокруг спермы был написан текст с надписью «Люди будущего» на десятке разных языков. Калифорнийский криобанк раздает плавучие ручки, в которых маленькая пластиковая сперма плавает вверх и вниз, вверх и вниз.

В любом случае, вернемся к Аманде. Здесь я должен отметить, что Аманда была милой. На самом деле она была отвлекающе симпатичной. Думаю, ей было тридцать, и она выглядела латиноамериканкой. Она все время улыбалась сексуальной, блестящей улыбкой и смеялась, когда я делал даже самую неуместную шутку. Она наклонилась ко мне через стол, пока мы разговаривали. Правило номер один банка спермы: люди, которые нанимают доноров, неизменно являются женщинами, и они неизменно красивы. Я подозреваю — нет, я уверен — что это сделано намеренно, чтобы доноры были рады присоединиться к команде Fairfax.

И все же сексуальность Аманды представляла собой своего рода парадокс. Основное направление деятельности банка спермы — вся его цель — мастурбация. Но мое интервью с Амандой на самом деле было направлено на то, чтобы десексуализировать то, что я буду делать. Это устранило смущение, которое испытывают мужчины по поводу мастурбации, заменив его скукой. После рассмотрения моей заявки Аманда шаг за шагом провела меня через процесс квалификации — если бы количество моих сперматозоидов было выше такого-то числа, я бы прошел в следующий раунд.Будут сданы анализы крови на гонорею, сифилис, гепатит и страшные болезни, о которых я никогда не слышал. Мне сделали УЗИ почек. Моя сперма снова будет подсчитана, заморожена, разморожена и пересчитана. Его подвижность — насколько хорошо он плавает — будут проверены и повторно проверены. Только тогда меня, наконец, примут в качестве донора — и даже это будет зависеть от регулярной сдачи анализов крови. Аманда перечислила то, что я должен был бы предоставить банку, если бы я соответствовал требованиям: детские фотографии, аудио-компакт-диск о себе, эссе на такие темы, как «Какой ваш самый запоминающийся детский опыт?» и «Что самое смешное, что с тобой случалось?»

Аманде удалось взять загадочный, сексуальный и глубокий процесс и заставить его звучать в точности как… работа.Я подумывал спросить ее о 401 (k) и стоматологических льготах.

Наконец, настало время для денег. Она провела меня по соседству в лабораторию, где три женщины в лабораторных халатах болтали о своих выходных, изучая образцы спермы под микроскопом. Они игнорировали меня. Аманда сказала, что когда я стану постоянным донором, я приду прямо в лабораторию, чтобы забрать стерильную чашку и этикетку. Она протянула мне чашку. Аманда указала на небольшой инкубатор — теплый металлический ящик, — куда я положила «образец», когда закончу.Рядом с инкубатором лежала стопка пластиковых пакетов; они были похожи на горчичные пакеты, которые вы получаете с бутербродом. «Это желе KY», — сказала она. «Это не токсично для спермы. Но все-таки постарайтесь не получить его, понимаете, на образце .

Комната для доноров на самом деле была не более чем большим туалетом. У Фэрфакса их две, иногда известные в торговле как «синие комнаты» или «мастурбаторы». Тусклое бежевое кресло для влюбленных было придвинуто к дальней стене. Над диваном висел эротический принт.Это была картина женщины сзади; на ней было прозрачное белье. Если честно, это было довольно сексуально. На другой стене были часы, раковина и шкаф. Аманда вручила мне ручку и сказала, чтобы я написал на чашке время эякуляции, когда я закончу. Она открыла краны и проинструктировала: «Теперь вымойте руки этим антибактериальным мылом и хорошо высушите их. . Вода токсична для спермы ».

«Вот вытяжной вентилятор». Она щелкнула выключателем у двери, и комнату охватило жужжание.Она открыла шкаф. «А вот и журналы». Она протянула мне стопку High Society , Gallery и Playboy , все тщательно промаркировано. На обложках каждого из них было нацарапано «Криобанк Fairfax». Аманда казалась невозмутимой. Я притворился, что тоже ничего не смущаю.

Кто твой папочка?

Она дала мне номер телефона главного лаборанта и сказала, чтобы я позвонил на следующий день, чтобы узнать, достаточно ли у меня высокого количества сперматозоидов и пережили ли мои парни замораживание и оттаивание.«Теперь из 100 мужчин, которые подают заявления, — успокаивающе сказала она, — мы опрашиваем только 20 или 30. И подавляющее большинство из них — даже мужчины, у которых уже есть собственные дети — в конечном итоге дисквалифицируются по подсчету спермы. Так что не расстраивается, , если вы этого не сделаете ». Она поблагодарила меня за то, что вошел. Она сверкнула мне еще одной блестящей сексуальной улыбкой, закрыла дверь и заперла ее снаружи.

Следующие несколько минут прошли, как и следовало ожидать, и их не касается.

Когда я закончил, я пошел со своей чашкой по коридору в инкубатор.Я попытался привлечь внимание одного из техников, чтобы спросить, могу ли я взять пресс-папье со спермой в качестве сувенира. Никто из них не смотрел на меня.

На следующее утро я позвонил старшему лаборанту. «Я собиралась позвонить тебе», — сказала она. «У меня хорошие новости. Вы прошли замораживание и оттаивание. Мы хотим организовать ваш второй пробный образец, если вы все еще заинтересованы ».

Я покраснел. Я не мог удержаться от вопроса: «Так каковы были мои числа? Какой был счет? »

«Вы подсчитали примерно 105 миллионов на миллилитр.Обычно от 50 до 60 миллионов. Значит, ты намного выше среднего ».

Я усмехнулся — 105 миллионов! Я был «намного выше среднего». Я начал назначать встречу для второго депозита, но передумал. Ханна была права: кто знал, что они делают с моей спермой? Чем дольше я продолжал эту шараду, тем больше вероятность, что моя сперма попадет не в те руки (или не в ту матку). Я сказал технику, что мне нужно проверить свое расписание, и перезвоню. Я не перезвонил.

Я был не намного ближе к желанию стать донором, чем был до того, как начал, но я был ближе к пониманию того, почему кто-то другой может захотеть это сделать. Говоря абстрактно, донорство спермы казалось в корне глупым. Но на самом деле это было соблазнительно. Меня принял ультраэксклюзивный Криобанк Fairfax! Моя сперма была «намного выше среднего»! Мой счет был 105 миллионов! Что твое, Джордж Клуни? Аманда, прекрасная Аманда, попросила меня о помощи. Американские женщины потребовали у меня сперму с положительным результатом, кареглазой, ростом шесть футов один дюйм, ВИЧ-отрицательной, без наркотиков и склонной к сердечному приступу.Как я мог отказать им в этом?

Донорское осеменение :: Американская ассоциация беременных

Донорское оплодотворение — это простая процедура, при которой используется шприц для помещения спермы во влагалище женщины, чтобы помочь ей забеременеть. Сперму обычно получают от донора спермы — кого-то, кроме мужа или партнера женщины.
Благодаря более новой технологии и успеху процедуры ИКСИ, которая позволяет вручную ввести отдельных сперматозоидов в яйцеклетку женщины по сравнению с полным забором спермы, донорское оплодотворение становится все менее распространенным.

Донорское осеменение: безопасность, проблемы и стоимость

Каков процесс донорского осеменения?

Пара, проводящая оплодотворение донором, пройдет комплексную ориентацию, включающую обсуждение потенциальных доноров спермы, методы оплодотворения, юридические вопросы, осведомленность о фертильности и самоанализ.
Осведомленность о фертильности обсуждается, чтобы научить пару определять лучшее время для осеменения.
Большинство специалистов по фертильности проводят медицинский осмотр, чтобы убедиться, что до зачатия нет проблем и что женщина достаточно здорова, чтобы выносить доношенного ребенка.
Существует два основных варианта оплодотворения: внутрицервикальное и внутриматочное.

  • Внутрицервикальное осеменение (ICI) : сперма помещается в отверстие шейки матки и покрывает шейку матки
  • Внутриматочная инсеминация (ВМИ) : сперма вводится через шейку матки и помещается непосредственно в полость матки

Безопасно ли донорское оплодотворение?

Доказано, что донорское оплодотворение очень безопасно. Доноры спермы, принятые банками спермы, должны предоставить обширную семейную и личную историю болезни.
Им также проводится тщательное медицинское обследование, которое включает скрининг на заболевания, передающиеся половым путем, наличие антител к ВИЧ и наличие в анамнезе генетических нарушений.
Беременность в результате донорского оплодотворения не несет большего риска для здоровья, чем беременность в результате полового акта.
Большинство репродуктивных клиник «задерживают» всю донорскую сперму на 6 месяцев, чтобы ее можно было повторно протестировать на определенные заболевания / расстройства, прежде чем она будет использована донором.

Есть ли юридические вопросы?

Не должно быть никаких опасений по поводу родительских прав.В большинстве случаев сперму получают из банка спермы, и донор не имеет доступа к личности женщины.
Почти во всех случаях донор официально отказался от своих прав. В некоторых случаях пары выбирают донора с историей сдачи спермы.
В таких случаях они могут нанять поверенного, который подготовит соответствующие документы, чтобы передать паре полную опеку, а также лишить донора родительских прав.
В некоторых местах ребенок, зачатый от донорской спермы, может иметь право запрашивать идентифицирующую информацию по достижении 18-летнего возраста.

Насколько успешна донорская инсеминация в достижении беременности?

Наилучшие показатели успешности использования донорского оплодотворения наблюдаются в тех случаях, когда у женщины нет проблем с фертильностью и она моложе 35 лет.

Показатели оплодотворения доноров при достижении беременности могут достигать 60-80%. Click To Tweet
Это число может зависеть от того, какая процедура выполняется, поскольку IUI имеет более высокую вероятность успеха, чем процедура ICI.

Какие общие проблемы связаны с донорским оплодотворением?

Есть несколько вещей, которые пары должны обсудить в отношении донорского оплодотворения.В большинстве случаев проблемы сосредоточены главным образом на том, что лучше для каждой пары.
Важно обсудить такие вопросы, как:

  • Религиозная позиция вашей церкви в отношении донорского оплодотворения? Некоторые конфессии выступают против донорского осеменения.
  • Тот факт, что отец не будет иметь наследственных или генетических отношений с ребенком.
  • Донор спермы часто является анонимным, что может помешать ребенку узнать свою биологическую историю.
  • Секретность, которая часто является частью донорского осеменения, может привести к возникновению ощущения, что в этом есть что-то морально или этически неправильное.Это может вызвать чувство вины, стыда или страха.
  • Право ребенка знать и сообщать ли, как произошло зачатие.
  • Вопросы о семейном сходстве ребенка или его отсутствии.

Хорошее общение — ключ к решению этих проблем.
Многие клиники репродуктивного здоровья требуют, чтобы пара завершила консультирование, чтобы убедиться, что все проблемы были решены и проработаны.
Некоторым парам может быть сложно прийти к такому же выводу.
Следовательно, лучший подход — это тщательно обсудить эти вопросы перед проведением процедуры осеменения.

Какая средняя стоимость?

Донорское оплодотворение значительно дешевле, чем использование донорских яйцеклеток. Стоимость может варьироваться от 300 до 4000 долларов, в зависимости от того, используется ли сперма партнера-мужчины или сперма анонимного донора.

Хотите узнать больше?

Составлено с использованием информации из следующих источников:

1.РЕШЕНИЕ: Национальная ассоциация бесплодия

Homepage

2. Американское общество репродуктивной медицины (ASRM)

https://www.asrm.org

Наследие Лиги плюща: рынок образованных доноров яйцеклеток и спермы | Журнал

Шеннон Р. Т. Коупленд опоздала. Ее глаза были прикованы к детской фотографии, появившейся на экране ее компьютера, и она обнаружила, что у нее на руках мурашки по коже — озноб, вызванный тревогой перед принятием решения, которое изменит жизнь, и облегчением от того, что она узнала, что именно делать.

Она побежала вверх по лестнице. Ее муж смотрел телевизор. «Я нашла ее», — сказала она. «Я нашел ту».

Будущая мать наконец нашла на веб-сайте агентства MyEggBank донора яйцеклеток, который будет биологической матерью ее ребенка.

«Я никогда, никогда не забуду ту ночь», — говорит Коупленд. «Я никогда этого не забуду. Это заставляет меня плакать. Это было похоже на выигрыш в лотерею ».

Коупленд искала донора с греческим происхождением, как и она сама, но этническая принадлежность не была ее единственным критерием.«Если бы это была не моя яйцеклетка и не мой ген, я бы хотел убедиться, что генетическая мать имела сильную интеллектуальную основу», — сказал Коупленд, которому 41 год, и он получает докторскую степень по сестринскому делу. Она была первой женщиной по обе стороны своей семьи, получившей степень бакалавра и магистра, не говоря уже о докторской степени.

У Коупленда, которая живет в Ванкувере, двое старших мальчиков от первого брака, но она говорит, что не похоже, что они пойдут по академической стезе — оба борются с разными учебными проблемами, как это сделала бабушка Коупленда по материнской линии.Она говорит, что у матери ее нынешнего мужа также были проблемы с когнитивным развитием. Таким образом, когда Коупленд и ее муж решили, что хотят иметь детей, и поняли, что им нужно будет обратиться к донорству яйцеклеток, чтобы зачать ребенка, Коупленд воспользовалась возможностью, которая, по ее мнению, могла дать ее будущему ребенку другое генетическое начало: поиск донора с продемонстрированным интеллектом.

«Я имею в виду, это звучит глупо, но для меня это было действительно важно», — говорит она. «Это было генетическое соображение».

Донором, который в конечном итоге выбрала Коупленд, была американка, окончившая колледж с отличием со степенью в области нейробиологии, и написала в своем профиле донора, что она надеется получить докторскую степень в этой области и продолжить исследовательскую карьеру.У нее был средний балл 3,75 и высокие баллы по тестам, и Коупленд обнаружила, что к этому «очень сильно зациклилась». Даже ее бабушка по материнской линии имела степень бакалавра, что для Коупленда было невообразимо.

Хотя Коупленд признает, что интеллектуальные судьбы не записаны в эмбриональной ДНК, она считает, что гены имеют такое же значение, как и окружающая среда. Она сделала фотографии своей дочери, которой сейчас больше года, лежащей в стопках своих академических работ. «Даже в 15 месяцев я вижу разницу в своей маленькой девочке», — говорит Коупленд.«Эпигенетика и генетика — оба очень важны».

Названия университетов анонимных доноров редко доступны родителям. Но если бы Коупленд имел доступ к этой информации, она могла бы счесть ее значимой. «Если бы это был Гарвард, я бы сказала:« О, черт возьми, святой — вроде, права хвастаться прямо здесь! »» Фирменная школа «имела бы значение, — подтверждает она. «Да, конечно.»

Шеннон Р. Коупленд использовал агентство MyEggBank, чтобы связаться с донором яйцеклеток, который должен был стать биологической матерью ее ребенка.Предоставлено Шеннон Коупленд

Премия, которую некоторые будущие родители придают элитному образованию, имеет большое значение для индустрии фертильности США, которая в значительной степени регулируется исключительно требованиями свободного рынка — разительный контраст с ситуациями в других странах. например, в Канаде, где незаконно выплачивать компенсацию донорам яйцеклеток и спермы, помимо возмещения любых понесенных ими расходов. На своих веб-сайтах американские банки спермы и яйцеклеток рекламируют в качестве почетных знаков имена престижных колледжей и университетов своих доноров, включая, почти во всех случаях, Гарвардский.

Тем временем будущие родители готовы платить. Хотя продажа человеческих тканей в США незаконна, компенсация за донорство гамет является налогооблагаемым доходом. Пятизначные суммы компенсации для доноров яйцеклеток с особыми качествами, такими как обширное или известное образование, являются довольно устоявшейся практикой, при этом некоторые суммы компенсации могут быть выше и выше 100 000 долларов. Доноры спермы, которые часто сдают сперму непрерывно в течение нескольких месяцев, обычно получают компенсацию в виде донорства и могут зарабатывать 1000 долларов или более в месяц.

Высокая цена этих обменов порождает мифы и табу в университетском городке, но за каждым из них стоит человеческое взаимодействие, сочетающееся с эмоциональной сложностью любой истории создания семьи. Но введение рыночных сил в этот процесс резко высвечивает моральные дилеммы, которые часто упускаются из виду при создании семей. Родители и доноры должны бороться за свое место в обществе, которое ценит — и ставит — одни черты выше других. И хотя некоторые рассматривают выбор черт как средство уважения индивидуальности, для других это место современной евгеники.

Nine-50 Mass. Ave. — это безымянное кирпичное здание в нескольких кварталах от периметра усадьбы обычного гарвардского студента — мимо Boston Burger Company и Cafe Sushi в сторону Центральной площади. Даже посетитель Dumpling House, расположенный в непосредственной близости от здания, никогда не обратит на это больше, чем взгляд. Они могут никогда не понять из его внешнего вида, что это банк спермы.

Калифорнийский криобанк в Кембридже, удобно расположенный между Гарвардом и Массачусетским технологическим институтом, открыт в 1993 году и является одним из четырех филиалов: банк спермы, основанный в 1977 году, имеет еще одно отделение в Нью-Йорке и два в Калифорнии, недалеко от Стэнфорда и Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.С момента основания здесь зарегистрировано 75 000 рождений, что делает его одним из крупнейших репродуктивных агентств в мире.

Будучи младшим в Гарварде, Брэндон подал заявку на донорство спермы в Калифорнийский криобанк, увидев рекламу в социальных сетях. Когда его приняли несколько месяцев спустя, он легко включил в свой распорядок два-три еженедельных обхода за пределами кампуса, совершая быстрые прогулки в сторону Центральной площади по утрам, когда у него не было занятий. (Брэндон — это не его настоящее имя — он, наряду с другими донорами яйцеклеток и спермы, цитируемыми в этой статье, попросил, чтобы Crimson использовал псевдоним для защиты своей конфиденциальности.)

Калифорнийский криобанк давно ищет таких доноров, как Брэндон: «[У нас] более 40 лет опыта, когда люди говорят нам, что образованные доноры важны для них», — говорит Скотт Ф. Браун, директор по работе с клиентами. и коммуникации в Калифорнийском Криобанке. «Вот почему мы располагаемся рядом с крупными университетами».

Помимо стратегического размещения своей недвижимости рядом с колледжами и инвестирования в рекламу, ориентированную на студентов, агентство имеет ограниченные возможности по выбору бренда Ivy League.Большинство кандидатов сразу же отбираются из-за факторов, связанных со здоровьем, семейного анамнеза и других физических критериев, таких как рост — доноры должны быть не ниже 5 футов 10 дюймов или 5 футов 8 дюймов, если они из расовой принадлежности, недостаточно представленной в Пул Калифорнийского Криобанка.

В целом, только один процент соискателей становится донорами — показатель принятия намного ниже, чем у Гарварда.

Счастливчики, прошедшие процесс отбора, могут сдавать сперму в банк до трех раз в неделю.Те, кто достигает этого максимума, зарабатывают в среднем от 1000 до 1400 долларов в месяц. Их «сроки» истекают примерно через год, чтобы ограничить распространение их генетического материала, и они получают фиксированную плату за каждое пожертвование с небольшой шкалой компенсации, зависящей от объема образца. Несмотря на желание спонсоров Лиги плюща, агентство не выплачивает им более щедрой компенсации, чем другие.

Перспектива заработной платы, безусловно, заманчива: «Я много думаю об этом», — говорит Майкл, младший, который дружит с донором Калифорнийского криобанка.«Что, если бы мне не пришлось работать, и я мог бы просто получить достаточно денег, чтобы, знаете ли, постоянно ездить в веселые поездки на весенние каникулы?»

Майкл хотел стать донором спермы, но, заполняя предварительные онлайн-формы, он начал воображать, какие аспекты себя могут или не могут считаться желательными. В конце концов, он отступил из-за дискомфорта от того, что «видишь себя объективированным». Майкл не настоящее имя: по его мнению, деликатность темы мотивировала его просьбу об анонимности.

Он не единственный среди студентов Лиги Плюща, которые не любят жертвовать своим генетическим материалом. Исмаэль Джамай Айт Хмитти, второкурсник Йельского университета, вспоминает, как видел плакат с просьбой о донорстве спермы, висевший в оживленном магазине на кампусе Durfee’s. В отличие от Калифорнийского Криобанка, банк предлагал дополнительную компенсацию донорам со средним баллом выше 3,7.

В целом, только один процент соискателей становятся донорами спермы — показатель принятия намного ниже, чем у Гарварда. София Г. Монтинола

Джамай Айт Хмитти сразу же почувствовал отвращение к концепции генетической иерархии, подразумеваемой рекламой, а также к идее донорства спермы незнакомцу в более широком смысле.Он заявляет, что будет делать пожертвования только близкому другу; он хотел бы «знать, что ребенок был там, потому что я чувствую некоторую ответственность по отношению к нему».

Конечно, не все так думают. Брэндон чувствовал себя комфортно, становясь донором, потому что он считает, что доноры не являются родителями: «Воспитание — это скорее заботливые отношения, чем генетические отношения», — говорит он. Когда Брэндон спросил себя, почувствует ли он чувство долга перед появившимся потомством, «я пришел к выводу, что на самом деле не буду».

Тем не менее, Брэндон был твердо уверен, что любое потомство должно иметь возможность общаться с ним, если они того пожелают. В то время как Калифорнийский Криобанк теперь требует, чтобы все доноры подписали соглашение о раскрытии информации, дающее право их детям связываться с ними в возрасте 18 лет, политика вступила в силу после подачи заявки Брэндоном; вместо этого он выбрал политику раскрытия информации (которая сопровождалась денежным бонусом).

Политика раскрытия информации о донорах Калифорнийского криобанка гарантирует, что Брэндон не встретит ни одного потенциального отпрыска раньше, чем через 18 лет после того, как он начал делать пожертвования, — почти целую жизнь для студента колледжа.

«Трудно представить, как именно это будет происходить, и это будет зависеть от человека, который этим занимается», — говорит он. «Я определенно готов встретиться с ними или что-то еще. Меня это не особо беспокоит «.

Для Брэндона, Калифорния Криобанк остается за пределами Гарвардского пейзажа, как в прямом, так и в переносном смысле. Полунедельные поездки по Массачусетской авеню были для него «всего лишь забавным поворотом в моей жизни в Гарварде». Ничего не зная о потенциальном потомстве, донорство спермы в конечном итоге остается для него «несущественным».

Для многих донорство спермы напоминает «сменную работу», за исключением необычно высокой оплаты. И Калифорнийский Криобанк рекламирует это как таковое: реклама в Facebook не стремится привлечь мертвый взгляд скроллера социальных сетей ослепительным изображением счастливого, полноценного донора спермы. Вместо этого к тексту прилагается изображение загорелой женщины с открытым ртом, когда она разносит пачку двадцатых годов предположительно мужчинам, зрителям рекламы. Банки спермы обычно используют легкие деньги вместо альтруизма в качестве основного тренда — тенденцию, которую Рене Алмелинг показывает в своей книге 2011 года об индустрии фертильности.В рекламе «получить наличные» даже подчеркивается ирония так называемого пожертвования с хвастливой шуткой: «Получить деньги за пожертвование?»

Репутация донорства спермы как транзакционного, несомненно, накладывает табу на университетские городки, но для некоторых молодых людей, особенно со значительной задолженностью перед колледжем, это важный источник дохода.

Коннор, недавно начавший работать донор в Калифорнийском криобанке, говорит, что он «благодарен» за то, что стал частью одного процента отобранных кандидатов.«Я был в состоянии держать голову над водой с деньгами, которые я получил», — объясняет он, хотя сейчас пожертвование было приостановлено из-за пандемии коронавируса. Он уже ощущает последствия этой потери дохода: «[Я] немного обеспокоен будущим и тем, как оно может повлиять на [мою семью]».

Эмили, как и Брэндон, решила пожертвовать свои гаметы, будучи студенткой школа Лиги Плюща, но ее пожертвование потребовало, чтобы она уехала дальше, чем за десять минут от своего кампуса. Она поехала в Калифорнию на предварительный однодневный осмотр, который она назначила на пятницу, когда у нее не было уроков, и полетела через всю страну в тот четверг вечером.Помимо поездки, ей приходилось записываться на прием к врачу, обмениваться информацией с ее агентством и самими медицинскими процедурами.

В то время как фабричный характер банков спермы делает логичным для такого агентства, как California Cryobank, использовать стандартизированную систему компенсации, напоминающую почасовую оплату, донорство яйцеклеток имеет совершенно другую модель компенсации, которая согласуется со сложностью процесса. Доноры должны вводить лекарства от бесплодия в живот или бедро один или два раза в день, регулярно посещать кабинет врача, чтобы контролировать развитие яйцеклеток с помощью анализов крови и ультразвука, и, наконец, пройти операцию по извлечению яйцеклеток.

Эти процедуры, которые могут привести к побочным эффектам от легкого дискомфорта до серьезных медицинских осложнений, длятся около двух недель. Процесс проверки и сдачи крови в целом может занять до 16 недель.

Рекламы, размещенные для доноров яйцеклеток, имеют тенденцию сдвигать баланс от быстрых денег к альтруизму помощи в создании семьи, пишет Алмелинг в своей книге, но они не уклоняются от того, чтобы выделять крупные суммы на видном месте. Более того, недорогая реклама, нацеленная на студентов колледжей, делает оба процесса привлекательно простыми.В рекламе «Необходим донор яйцеклеток», размещенной на веб-сайте The Crimson агентством A Perfect Match, изображена стоковая фотография стройной светловолосой женщины, легко бредущей по лесному полю в золотой час — идеал, который, предположительно, может быть достигнут, если обеспечить 60 000 долларов, которые реклама обещает успешному жертвователю.

Размер компенсации, которую гарантирует этот процесс, и способ ее определения является предметом разногласий. Американское общество репродуктивной медицины в своих рекомендациях 2000 г. написало, что компенсация свыше 5000 долларов должна требовать особого обоснования и что выплаты свыше 10000 долларов никогда не подходят.Эти руководящие принципы не имели юридического влияния, но поставщики услуг по охране фертильности в основном следовали им, когда они действовали. Их цель состояла в том, чтобы предотвратить «эксплуатацию», особенно женщин, нуждающихся в финансовых средствах, которых можно было эффективно принудить с помощью этой суммы сделать выбор, который они в противном случае не сделали бы.

Но в 2016 году ASRM урегулировал судебный процесс, в котором группа доноров утверждала, что правила компенсации порождают несправедливую практику установления цен. В результате Комитет по этике удалил предписания о конкретных суммах компенсации из версии своих рекомендаций 2016 года.

ASRM по-прежнему придерживается мнения, что общество должно «избегать назначения цены человеческим гаметам или выборочной оценки определенных человеческих качеств». В связи с этим в заключении Комитета по этике 2016 г. говорится, что «размер компенсации не должен зависеть от… результатов предыдущих циклов пожертвований, этнических или других личных характеристик донора».

Но на практике именно эти факторы часто определяют компенсацию донора яйцеклеток, которая постоянно превышает предыдущие пределы ASRM.Некоторые агентства предлагают надбавки за желаемые качества, такие как посещаемость в Лиге плюща или высокий средний балл, а также возникли специальные агентства, чтобы выступить посредником в соглашениях между донорами, требующими больших компенсаций, и родителями, которые могут выполнить их.

Extraordinary Conceptions, международное агентство по донорству яйцеклеток и суррогатному материнству, базирующееся в Калифорнии, включает на свой веб-сайт страницу «Доноры, пользующиеся спросом». Просматривая столь же энергичные призывы для азиатских и канадских участников, потенциальный донор достигает сообщения: «В настоящее время нам нужны доноры Лиги плюща!» за которым следует соблазн, что «хорошо образованные доноры могут получить более высокую компенсацию за свое время.

Кэндис А. Махье, начальник отдела в «Экстраординарных концепциях», объясняет, что, хотя доноры могут договариваться о компенсации, агентство старается удерживать верхний предел в районе 10 000 или 12 000 долларов — близко к прежнему пределу ASRM. Но впервые доноры получают около 5000 долларов за цикл с этим агентством, в то время как история успешного пожертвования может принести донору около 8000 долларов. Агентство выполняет свое обещание «Спрос на донора»: по словам Маье, ученики школ Лиги плюща, как правило, получают на 2 000 долларов больше, чем их новички.

Агентство «Идеальное совпадение», которое использовала Эмили, обеспечивает стабильно более высокие вознаграждения, чем «Чрезвычайные концепции». Дарлин Пинкертон, генеральный директор компании, сообщила журналу Wired Magazine в прошлом году, что типичный донор, впервые получивший с помощью A Perfect Match, получает около 15000 долларов, в то время как люди с такими востребованными чертами, как еврейское, восточноазиатское или индийское происхождение, могут зарабатывать 25000 долларов.

Эмили, студентка колледжа в первом поколении, говорит, что финансовая компенсация, безусловно, была важным преимуществом. Это была таргетированная реклама Facebook от A Perfect Match — которая, по ее мнению, появилась в ее ленте на основании ее принадлежности к престижному колледжу — сначала предупредила ее о возможности пожертвования, но она говорила с сестрой друга, которая прошла через боролась с бесплодием и, в конце концов, родила ребенка благодаря донорству яйцеклеток, что заключило сделку.

Когда Эмили говорила с агентством, оно подчеркнуло, что ее этническая принадлежность — азиатка — и ее образование — Ivy Leaguer — пользовались большим спросом, и она была воодушевлена, узнав, что может удовлетворить желание родителей в особенно маловероятном матче. Ей выплатили компенсацию в размере 17000 долларов — она ​​изначально просила больше, но была готова снизить сумму, чтобы помочь родителям оплатить пожертвование.

Некоторые родители готовы сделать даже больше, чтобы гарантировать, что они смогут привлечь донора с теми качествами, которые они ищут.TLC, бутик-агентство, основанное в 2015 году Тиффани Х. Крук, в основном работает с хорошо образованными родителями, ищущими доноров с аналогичным опытом. Она создает совпадения на основе списков критериев, желаемых родителями, и сумм компенсации, которые предлагает каждая сторона.

Тиффани Х. Крук — основательница TLC, специализированной службы по лечению бесплодия, специализирующейся на донорстве яйцеклеток. С любезного разрешения Тиффани Крук

Компенсация в размере около 100 000 долларов — довольно устоявшаяся верхняя граница в опыте Крук, но она отмечает, что в редких случаях она намного выше.Она говорит, что образование «высшего уровня» или «Лига плюща» имеет тенденцию генерировать эти высокие цены. «Обычно люди, которые просят об этом, имеют такой же или более высокий уровень образования», — объясняет она.

Помимо генетических соображений, лежащих в основе стремления к доказательству интеллекта донора, Крук говорит, что будущие родители часто ценят возможность общаться с донором, имеющим такое же образование, как и у них. По ее словам, даже если они никогда не встречаются лично, родители могут стремиться «поделиться взаимным опытом в каком-то отношении» с донором.

В любом случае, почему родители выбирают свои критерии, ее не волнует, и она не выносит этических суждений. «Я не всегда чувствую, что это так, — говорит она. «Я верю во взаимное соответствие, и если [обширное или фирменное образование] действительно важно для вас, то я, безусловно, буду рад попытаться найти кого-то, кто соответствует этим критериям».

Комиссия Crook не увеличивается, как компенсация донора — за свои услуги агентство взимает фиксированную плату, которую Крук отказался раскрыть.Модель «бутика», похоже, работает по принципу, позволяющему родителям предлагать столько компенсации, сколько они захотят, и позволяя донорам запрашивать ее, задействует рыночные силы, которые производят точные совпадения. Конечно, этот рынок обычно оставляет только очень богатых с выполненными подробными списками желаний.

Крук рассказывает, что коллега из другого агентства сообщила ей об объявлении, которое они разместили от имени семьи, предлагая компенсацию в размере 250 000–200 000 долларов напрямую и 50 000 долларов, которые донор мог бы пожертвовать на благотворительность или использовать для сохранения яйцеклеток для самих себя.Их желанный донор должен был иметь «Лигу плюща или высшее образование, чистое состояние здоровья, отсутствие рака, болезни Альцгеймера, психических заболеваний, истории злоупотребления психоактивными веществами … И они также искали кого-то старше 5’6», блондин- волосатая или рыжеволосая и голубоглазая ».

Трудная задача, но Крук выразил оптимизм по поводу перспектив этой семьи. Если бы кто-то соответствовал критериям, предлагаемой суммы было бы достаточно, чтобы восполнить дефицит мотивации.

Кроме ее матери и сестры, пары близких друзей в школе и еще двоих дома, никто не знал, что Эмили координирует донорство яйцеклеток наряду с ее академической и общественной жизнью.Точно так же Брэндон не обсуждал свои обычные прогулки по Массачусетской авеню с большинством своих друзей — в конце концов он планирует рассказать об этом родителям, но еще не сделал этого.

Эмили не думала, что ее будут активно клеймить за ее пожертвование. Но, учитывая случайные случаи, когда она слышала, как сверстники-мужчины говорят о донорстве спермы с осуждением, она предпочла сохранить свое решение в тайне. «Я думаю, что делать это в обмен на деньги заставляет людей чувствовать — как будто они в целом сбиты с толку», — объясняет она.

Принимая во внимание мораль этой «сделки», Эмили признает, что движущие силы свободного рынка, движущие отраслью, ставят в невыгодное положение лиц с низким доходом, которые борются за детей. Но она также отмечает: «Я считаю, что слишком рискованно не иметь компенсации из-за большого количества неизвестных».

Внутри отрасли, похоже, существует широкий консенсус в отношении того, что родители должны иметь возможность выбирать источник генетического материала своих будущих детей в соответствии со своими личными критериями — в основном сохраняются разногласия по поводу того, в какой степени деньги должны быть вовлечены в этот процесс.Например, в то время как Браун, исполнительный директор California Cryobank, и Крук, генеральный директор TLC, оба считают, что родители должны выбирать те черты, которые им нужны, Браун объясняет, что California Cryobank взимает с родителей одинаковую плату за любого донора, потому что «мы не оцениваем ценность наших доноров », а Крук позволяет деньгам играть свою роль в сопоставлении.

Но за пределами отрасли ведутся споры о том, является ли вообще этичным отбор признаков по причинам, выходящим за рамки элементарного здоровья. Эти дебаты особенно активны в университетских городках, где потенциальные доноры и специалисты по этике спорят о том, в какой степени отбор по таким чертам, как цвет волос или интеллект, напоминает форму современной евгеники.

Профессор Гарвардской школы права И. Гленн Коэн, ведущий эксперт по биоэтике, говорит, что предпочтения будущих родителей в отношении определенных черт доноров поднимают более широкие вопросы об «интимной дискриминации» — таких, как расовые или эйблистские предпочтения при свиданиях.

Коэн утверждает, что предпочтение черт у потомства этически аналогично выбору этих черт у половых партнеров. Он предостерегает от инстинкта «исключать репродуктивные встречи» тех, кто не может забеременеть самостоятельно.Что касается вознаграждения, индустрия фертильности — лишь одно из многих мест, где «поступление в Гарвард [может] принести вам больше компенсации, чем кто-либо другой», — говорит Коэн.

Но не все видят подобный отбор признаков доноров гамет. Известный специалист по этике Майкл Дж. Сэндел, правительственный профессор Гарварда, проводит параллели между отбором черт и евгеническими практиками. В статье 2004 года в The Atlantic Сэндел выступил против генной инженерии потомства для целей, не ограничивающихся лечением болезней.Он писал, что отбор донора гамет «представляет собой хороший пример репродуктивной практики, в которой старая евгеника встречается с новым потреблением».

Sandel предлагает примеры Калифорнийского криобанка, который принимает только доноров с высшим образованием из-за предпочтений клиентов, и несуществующего банка спермы, который пытался собрать гаметы нобелевских лауреатов и использовать их для оплодотворения умных женщин в явных евгенических целях.

California Cryobank, банк спермы, основанный в 1977 году, с момента своего создания зарегистрировал 75 000 рождений, что делает его одним из крупнейших в мире агентств по репродукции.С любезного разрешения California Cryobank

«В чем, в конце концов, моральная разница между конструированием детей в соответствии с явной евгенической целью и созданием детей в соответствии с требованиями рынка?» он написал. «Независимо от того, ставится ли цель улучшить« зародышевую плазму »человечества или удовлетворить предпочтения потребителей, оба метода являются евгеническими, поскольку оба превращают детей в продукты преднамеренного дизайна». Они подрывают приверженность общества «смирению, ответственности и солидарности».

Это мнение отчасти окрашивает отвращение Джамая Айта Хмитти к плакату Дурфи, предлагающему более высокую компенсацию для жертвователей с более высокими оценками.Он согласен с Сэнделом, что только здоровье должно иметь значение при выборе донора, и беспокоится о том, что поиск образованного донора косвенно сигнализирует ребенку, что «он был создан для того, чтобы быть умным».

Различная компенсация в зависимости от определенных черт «поощряет некое представление о том, что существует какой-то генетический материал, который лучше других и который лишает нас ценности жизни», — продолжает он. «Дело в том, что [GPA] — это число, которое ничего не говорит о личности этого человека.

Но то, рассматривает ли человек интеллект как часть «идентичности» человека, во многом определяется его ценностями. Коупленд, молодая мать из Ванкувера, изучающая докторскую степень по сестринскому делу, отмечает, что она все еще размышляет о том, почему для нее был важен выбор «умного» донора. «Люди говорили мне:« Да какая разница [умна ли она?] Мол, скажи, что она не добра … », — вспоминает она.

«Но мне все равно, — говорит она.

Мишель, еще один донор, работавший с A Perfect Match, непреклонна в том, что ее опыт донорства яйцеклеток начался не с рекламы.«Не то чтобы меня вызвали из объявления о поиске спонсоров Лиги плюща — а у них есть эти объявления — я действительно подписалась независимо от агентства», — говорит она.

В самом деле, она была твердо устойчива на каждом этапе процесса к принятию на себя роль товара, а не морального агента.

«Моей мотивацией было помочь геям создать семью», — объясняет она.

Она помнит, что хронология ее путешествия была переплетена с историей равенства браков в Соединенных Штатах.«Судебное дело было в Калифорнии, когда я начал регистрироваться. А потом прямо перед тем, как дело было в Верховном суде … Я завершил свое заявление. Меня выбрала гей-пара в Сан-Франциско, я не знаю, в течение … двух дней? »

В конечном итоге она пожертвовала пять раз для четырех разных семей, вернувшись одной из них на цикл братьев и сестер.

После окончания средней школы в Техасе и на Виргинских островах она поступила в колледж Лиги плюща, намереваясь идти по прямой линии.Она планировала изучать экономику и работать консультантом — ей даже выбрали фирму. Но, взяв отпуск из-за нескольких операций, она решила не возвращаться. Принимая это решение, она обратилась к донорству яйцеклеток.

«Это начало приобретать для меня большой смысл», — говорит она. «Вы знаете, что это было чем-то, чем я хотел заниматься, чем я был увлечен».

И все же Мишель признает, что деньги были важны. «Я не собираюсь лгать и говорить, что это не позволяет мне вести определенный образ жизни», — говорит она.Она получила от 20 000 до 30 000 долларов за каждый из пяти циклов пожертвований — «яйцо, чтобы начать двигаться и писать», — объясняет она.

Мишель отправилась в путешествие по миру и в настоящее время находится в Папуа-Новой Гвинее, работая над «пост-постмодернистским» романом с женской главной героиней. Она так и не вернулась в институт. В то время как службы пожертвований конкурируют за набор членов Лиги плюща, иногда то, что они предлагают, превосходит путь Лиги плюща.

Тем не менее, ее принадлежность к школе сыграла центральную роль в ее пожертвовании.Она подтверждает, что все пары, с которыми она подходила, искали спонсоров из «ведущих университетов». Некоторые будущие родители проявили интерес к тестам в дошкольных учреждениях и детских садах, которые она им дала, которые продемонстрировали ее раннее развитие в детстве. Но Мишель говорит, что она чувствовала, что родители также видели в ней «человека, с которым они могут связаться интеллектуально».

Она вспоминает, что одна пара была «образована в Лиге плюща — чрезвычайно успешна. И я думаю, они искали кого-то, у кого были бы черты, похожие на то, что привлекало их друг к другу », — говорит Мишель, повторяя параллель, которую проводит специалист по этике Гленн Коэн между выбором доноров и выбором партнеров.

«Но они также сказали мне, что их критерий номер один — после того, как я убедился, что я умный и, вроде, происходил из хорошей семьи — — это то, что я хороший человек». Мишель говорит, что родители выбирают ее не только на основе черт характера, которые можно передать на бумаге, но и из-за близости к ней как к личности.

В A Perfect Match собрана обширная документация Мишель, от медицинских записей и семейного анамнеза до результатов тестов и стенограмм. Но этот процесс не гарантировал, что Мишель знала хоть немного о будущих родителях.Мишель, неудовлетворенная этим несоответствием, отвергла возможность анонимного пожертвования и далее оговорила, что она будет рассматривать совпадение только после разговора с родителями.

Переговоры служили ей собственным процессом проверки, с помощью которого она могла убедиться, что ее гены находятся в надежных руках. «Я чувствую, что донор несет ответственность. Я не думаю, что люди должны относиться к воспроизводству легкомысленно », — говорит она, хотя и не считает себя матерью для детей.«Мне нужно убедиться, что люди, которые получают мою генетику, были хорошими людьми, чьи ценности я согласен, которые … могут взращивать то, что я могу передать их детям».

По этой причине Мишель устанавливает, что будущие родители должны быть финансово стабильными. Как и Эмили, Мишель признает, что бедные оказываются в невыгодном положении, когда богатые могут взвинтить рыночные цены. Но последствия, по ее мнению, приносят прагматическую пользу. «Мне не особенно нравится, как это звучит. Но для меня [было] важно, чтобы родители, которым я пожертвовала, не имели проблем с оплатой всего этого из своего кармана », — говорит она.«Я хотел бы, чтобы мои генетические дети имели хотя бы тот уровень жизни, который был у меня в детстве, и, надеюсь, лучше».

Когда Мишель вспоминает о встрече с двумя детьми, рожденными в ее циклах братьев и сестер, ее голос наполняется возбуждением, переходящим в торжественность. «Они такие милые. И умный. И, я имею в виду, они определенно похожи на меня, — говорит она. «И знаете, как приятно видеть, что то, что я сделал, принесло столько счастья семье».

Эмили, которая получает по электронной почте новости о ребенке, рожденном в результате пожертвования в бакалавриат, но никогда не встречала ее, говорит, что ей также приятно наблюдать за ростом семьи даже издалека.С тех пор она сделала пожертвование другой семье, но еще не узнала, родились ли дети. «Я также не очень-то активно пыталась это выяснить, — признает она. «Я вроде как проверяю каждый месяц или около того, в зависимости от того, насколько я занят, когда это приходит мне в голову».

Хотя она знает о своем генетическом потомке больше, чем Брэндон, в целом пожертвование гамет Эмили, как и пожертвование Брэндона, было не способом изменить курс ее жизни, а скорее перерывом в ее учебе в колледже — взаимовыгодным соглашением для отдельные жизни, которые вели она и будущие родители.

Не так для Мишель. Ее пожертвование, заключает она, было «наверное, самым значимым делом, которое я когда-либо делала в своей жизни».

«У меня на спине эта обезьяна, и это чувство вины», — признается Шеннон Коупленд.

Она нашла идеального донора и воспитывает любимую дочь. У нее есть только одно глубокое сожаление: она никогда не должна была соглашаться на анонимное пожертвование.

Даже Мишель, которая, как утверждают доноры, старалась поддерживать тесные контакты с семьями, получившими ее яйцеклетки, грустит от перспективы дальнейшего общения.«Если честно, я бы хотела больше участвовать в том, чтобы познакомиться с ними и тому подобным», — говорит она.

Коупленд в настоящее время пытается найти донора, надеясь, что она, как и Мишель, будет открыта для новых контактов. Учитывая молодость донора, когда она решила сохранить анонимность, Коупленд считает, что она, возможно, изменила свое мнение.

Однако она больше всего чувствует вину перед ребенком. «В начале всего этого мы никогда не собирались говорить ей [что она была зачат от донора]», — говорит Коупленд.Однако после того, как мы наткнулись на «все свидетельства того, что ваш ребенок рано знает свою генетику, он становится здоровым ребенком, создает здоровую семью, — объясняет она, — мое мнение изменилось».

С этого момента Коупленд использовала все методы: прогнала геном своей дочери через базу данных компании по генетическому тестированию 23andMe, чтобы найти родственников, запросила агентство, через которое она нашла донора, есть ли у нее другие яйцеклетки, поискала в реестре других людей кто использовал донора — пока все без толку.

«Мне нужно остановиться, подышать и подумать:« Хорошо, у нас еще много времени », — говорит Коупленд. Она очень надеется, что однажды ее дочь найдет свою генетическую семью. Когда она это сделает, Коупленд уверен, что она найдет «просто больше людей, которые полюбят ее».

На данный момент она знает одно, что она может сделать: «Я всегда выступаю за стирание стигмы с доноров яйцеклеток и за то, как вы пришли в этот мир. Я думаю, что вокруг этого есть клеймо », — говорит Коупленд. «И я всегда буду голосом.”

— С писательницей журнала Сони Ф. Эпштейн можно связаться по адресу [email protected] Следуйте за ней в Twitter на @Sonia_Epstein.

— С журналистом Полиной Н. Уайтхаус можно связаться по адресу [email protected] Следуйте за ней в Твиттере на @PNWhitehouse.

Банки спермы вынуждены пересмотреть давние обещания, данные донорам

На протяжении нескольких поколений это был основной принцип донорства спермы: клиники могли навсегда защитить личность своих клиентов.

Но все чаще анонимность доноров мертва.

Рост потребительских генетических тестов, которые позволяют людям общаться с родственниками, о существовании которых они никогда не подозревали, в том числе с теми, кто никогда не намеревался быть найденными, вынуждает клиники донорства спермы признать тот факт, что сейчас практически невозможно гарантировать анонимность своим клиентам. Вместо этого такие сайты, как 23andMe и Ancestry.com, предоставляют клиентам генетические подсказки, необходимые для самостоятельной идентификации биологических родителей.

объявление

Это, по мнению клиник и внешних экспертов, заставило индустрию расплатиться. Многие клиники заявляют, что они пересмотрели свою политику — не для того, чтобы отменить «анонимные» пожертвования, а для того, чтобы прояснить, что этот термин означает лишь то, что они не будут делиться информацией о донорах. Другие тяготеют к донорским системам с «открытой идентификацией», в которых донорам говорят, что потомство может соединиться с ними, когда им исполнится 18 лет — или раньше — если обе стороны согласятся с этим.

И, по крайней мере, в одном случае клиника попыталась провести черту на песке, приказав женщине прекратить и воздерживаться от попыток связаться с давним донором, которого она идентифицировала после использования 23andMe.

объявление

«Нет сомнений в том, что легче привлечь потенциального донора спермы, если вы скажете ему, что он может быть анонимным», — сказал Фредрик Андреассон, топ-менеджер Seattle Sperm Bank, который пересмотрел свои собственные контракты. «Но анонимности не бывает».

Анонимность донора также является проблемой для доноров яйцеклеток, но в меньшей степени. Яйца, собранные у женщин, обычно производятся более открыто: получателям с самого начала или когда ребенку исполняется 18 лет, идентифицирующая информация о донорах предоставляется.

Концепция анонимности заложена в модели донорства спермы с момента ее создания. Первый зарегистрированный случай искусственного оплодотворения донорской спермой произошел в 1884 году; женщине даже не сказали, что использовалась сперма другого мужчины. Страх, по-видимому, был психологическим — считалось, что это может нанести «непоправимый вред» браку и ребенку.

Бесплодие оставалось клеймом на протяжении многих лет и до сих пор остается, особенно среди мужчин, хотя на них приходится около половины всех случаев бесплодия в мире.В результате донорство спермы было окутано секретом, и даже на него смотрели со стыдом в течение почти столетия.

Начиная с 1980-х годов, с улучшением методов лечения бесплодия, это отношение начало меняться. Демографический состав клиентов банка спермы также стал более разнообразным, включая одиноких женщин и лесбийских пар, которые поощряют более открытые разговоры с детьми о своем зачатии.

«Я думаю, что с увеличением видимости и признания различных типов семей изменилась и демография, использующая донорскую сперму», — сказал Робин Бэрд, главный юрисконсульт банка спермы Cryobio в Колумбусе, штат Огайо.»Это сделало нас более открытыми».

Тем не менее, анонимные пожертвования оставались основой индустрии.

Есть немного достоверных данных об индустрии банков спермы и процентном соотношении анонимных пожертвований. Исследователям сложно отследить, сколько мужчин сдали сперму, сколько детей появилось в результате пожертвования каждого человека и сколько денег было потрачено на сбор спермы.

В США существует около двух десятков банков спермы; каждый действует независимо и с минимальным контролем со стороны правительства.Некоторые из них разрабатывают новую политику анонимности, сказал Андреассон, в то время как другие остаются «застрявшими в прошлом».

На прошлое Рождество, Даниэль Тушер, мать из Портленда, штат Орегон, подписала всю свою семью на 23andMe. Они видели рекламу, и им было интересно узнать о происхождении семьи, особенно о ее дочери Зои.

Зоя была создана около шести лет назад с использованием гамет, приобретенных в Северо-Западном Криобанке, расположенном в этом районе.

Когда Тушер проверила результаты анализов дочери, она была потрясена: 23andMe связал ее с матерью биологического отца ее дочери.

Почувствовав прилив возбуждения, она отправила женщине сообщение, в котором спрашивала, будет ли она открыта для контакта.

Она получила краткий ответ. Затем, две недели спустя, Тушер получил письмо от Северо-Западного криобанка о прекращении противоправных действий и угрозу потенциального сбора в размере 20 000 долларов. В письме действия Тушер назывались «вопиющим нарушением» ее контракта, в котором говорилось, что она не предпринимает никаких усилий для поиска донора или связи с ним.

Он также лишил ее доступа к пяти дополнительным флаконам со спермой того же донора.31-летний Тушер уже купил их в надежде подарить Зое брата или сестру. После того, как Тушер обратился к матери донора через 23andMe, криобанк изменил название на анонимный и удалил его из обращения. (Пожертвование было сделано по системе «open ID», но донор так и не согласился связаться.)

«Я был просто опустошен и чувствовал себя таким одиноким. Я не знала, что они посчитали то, что я сделал, каким-то ужасным поступком », — сказала Тойшер, которая сказала, что ее никогда не консультировали устно по поводу особенностей конфиденциальности доноров.

Теперь она подает в суд на Северо-Западный Криобанк за удержание законно приобретенных гамет и за возмещение ущерба.

В клинике отказались обсуждать конкретный случай. Но представитель сказал, что любой незваный контакт клиентов с донорами, которые считают, что они были анонимны, может разрушить семью донора по любому количеству причин. Доноры, например, могли скрывать свои решения от других родственников, с которыми доноры могли связаться через 23andMe или другие подобные службы.

«Я думаю, что пытаться найти неизвестного донора — это очень эгоистичный поступок, — сказал представитель Скотт Браун. «Особенно когда он милостиво и самоотверженно помог вам получить величайший подарок в мире: вашего ребенка».

Если донор испугается, сказал он, поскольку кто-то обращается к нему через службу тестирования ДНК, это может повлиять на его отношения с остальной частью его потомства.

«На карту поставлено многое, когда люди действуют сами по себе», — сказал Браун.

Стать донором спермы очень сложно.

Криобанки, как правило, принимают только около 1% заявителей после проверки на такие вопросы, как история болезни, гены болезней, образование, даже рост и цвет волос. (Донорам, которые являются носителями определенных заболеваний, не отказывают автоматически, но пациентам обычно рекомендуют пройти тот же скрининг на носителей, прежде чем принимать какие-либо донорские флаконы.)

Для многих доноров, особенно для тех, кто работал с криобанками более десяти лет назад, обещание анонимности имело большой вес.Обычно они были в колледже или аспирантуре, когда сдавали сперму. Мало кто может предсказать, насколько быстро тестирование ДНК потребителей будет распространяться по всему миру — или какие последствия для их дальнейшей жизни.

«15 лет назад никто не мог предположить, что кто-то может узнать — из-за того, что один из их двоюродных братьев прошел тест 23andMe, — что они являются потомками какого-то донора спермы, скажем, из Сиэтла», — сказал доктор Питер Макговерн, профессор. репродуктивной эндокринологии и бесплодия в Медицинской школе Рутгерса, Нью-Джерси.

Анонимность также упростила для клиник поиск желающих доноров, по крайней мере, в Соединенных Штатах. Анонимные пожертвования больше не являются законными в некоторых странах, включая Австралию, Новую Зеландию и Соединенное Королевство, и в этих странах часто наблюдается нехватка добровольных доноров и недостаток предложения.

В исследовании 2016 года, проведенном И. Гленном Коэном, профессором биоэтики Гарвардской школы права, около 29 процентов потенциальных доноров спермы заявили, что отказались бы от донорства, если бы их имена были внесены в реестр.Исследование показало, что запрет анонимного донорства спермы приведет к сокращению числа доноров и что те, кто желает идентифицироваться, вероятно, потребуют большей компенсации.

Действительно, многие банки спермы уже имеют другую структуру ценообразования на так называемую анонимную сперму и сперму с открытой идентификацией. Последнее, как правило, дороже: в конце концов, на поиск доноров, которые готовы, чтобы с ними связались их потенциальные потомки, уходит больше времени.

По мере распространения услуг по тестированию ДНК и по мере того, как «люди понимают, насколько анонимность на самом деле является иллюзией, мы можем увидеть снижение количества доноров», — сказал д-р.Шрирам Элесварапу, уролог, изучающий мужское бесплодие в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.

Для доноров, желающих быть идентифицированными, открытая система идентификации может быть привлекательным вариантом. Некоторые говорят, что этот подход взаимовыгоден.

«Я знаю, что люди могут очень интересоваться своей родословной, особенно когда ссылка неизвестна, поэтому я не хочу отказывать детям в возможности узнать», — сказал STAT один донор на условиях анонимности. «Мне также просто интересно посмотреть, что получилось из этого небольшого начинания.Я считаю это своего рода капсулой времени, которая может открыться как раз к кризису среднего возраста ».

Он сказал, что, поскольку в контракте прямо указано, что он не является отцом по закону и не имеет прав или обязательств по отношению к потомству, он не чувствует угрозы из-за возможности связаться с его потомством в 18 лет.

В исследовании 2017 года исследователи из Калифорнийского университета в Дэвисе подсчитали, что около 10% программ донорства спермы имеют программу открытой идентификации. В 2006 году этот показатель вырос до одной из трех программ.В 2015 году он составлял более 50%.

Джоанна Шейб, профессор психологии Калифорнийского университета в Дэвисе, изучающая психосоциальные проблемы, связанные с репродуктивными технологиями, сказала, что она ожидает, что эта цифра будет расти.

«Банки спермы медленно осознают, что это поколение детей очень технически подковано: если они хотят знать, кто их донор, они узнают», — сказал Шейб. «Если вы не думаете, что информация становится все более и более доступной, вы должны затащить голову в песок.”

Некоторые специалисты по этике и другие возражают против идеи анонимности донора в первую очередь, говоря, что она лишает потомство возможности понять проблемы, которые имеют решающее значение для формирования их собственной идентичности.

«Есть этические вопросы о том, почему банк спермы в первую очередь хотел бы побудить родителей солгать своему ребенку», — сказала Дебби Кеннетт, специалист по генеалогии из Великобритании, которая много говорила об анонимности доноров.

Венди Крамер использовала донорскую сперму из Калифорнийского Криобанка, чтобы зачать своего сына Райана.В 2005 году он был первым человеком, который независимо связался со своим биологическим отцом, полагаясь в основном на инструменты поиска в Интернете, чтобы сузить круг возможностей. Он узнал об этом и вступил в контакт, и с тех пор установил дружеские отношения с донором, а также встретил нескольких своих сводных братьев и сестер.

Венди и Райан теперь ведут Реестр братьев и сестер-доноров, организацию в Колорадо, которая помогает родным братьям и сестрам, зачатым донорами. За годы работы с детьми, зачатыми донорами, и их семьями Венди Крамер разочаровалась в работе банков спермы.Она считает, что анонимные пожертвования — это заблуждение, и они могут принести больше вреда, чем пользы, как для семей, так и для доноров, которые им помогали.

«Моему донору обещали не более 10 детей, а на прошлой неделе нам исполнилось 20», — сказал Крамер. «Доноры начинают понимать, что им лгали».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *